дикий филолог (queyntefantasye) wrote,
дикий филолог
queyntefantasye

Сталин, насилующий крестьянина: правители в эротических снах граждан (2)

Ну вот, в общем-то, еще один пример, подтверждающий то, что я писала о правителях в эротических снах граждан. Кратко: сопоставляя сон о голом Путине в ванне, приснившийся близкой подруге прекрасной И., и знаменитую дневниковую запись Саймона Формана, в котором тот делает неприличное предложение королеве Елизавете, я указала на общее негативное впечатление от тела правителя. У Путина в ванне маленький член, а Елизавета во сне Формана - маленькая пожилая женщина в растрепавшейся и запачканной снизу сорочке. Я предположила, что это не столько отражает гендерное напряжение (как утверждал Луи Монтроз о сне Формана), сколько является результатом сильного давления официальной идеологии, которая представляет тело правителя вечно молодым и и наполненным жизненной силой.

Итак, отрывок из дневника уральского крестьянина Андрея Степановича Аржиловского, 1885-го года рождения, арестованного ЧК в 1919, на четыре года, опять в 1929, на семь лет, и опять, уже НКВД, в 1937 (через месяц казнен). Его дневник велся между вторым и третьим арестом, 1936-1937, потом попал в руки НКВД и использовался как свидетельство его контрреволюционных взглядов (отдельные параграфы, в частности сны, подчеркнуты красным). В начале 1990-х, кто-то в КГБ изъял дневник из архивов и передал местному писателю, который и опубликовал его в литературном журнале Урал.

Сон Аржиловского, запись датирована 18 декабря, 1936:

"Назовите чепухой, но тем не менее и сны есть факт. Хочется записать интересный сон. Кто-то сказал мне, что я могу увидеть Сталина. Фигура историческая, увидеть любопытно. И вот... Небольшая комната, простая, мещанская. Сталин пьяный "в дрезину", как говорят. В комнате одни мужчины: из мужиков - я и еще один чернобородый. Не говоря ни стова Виссарионович повалил чернобородого мужика, закрыл простыней и яростно изнасиловал... "И мне тоже же будет!" - в отчаянии подумал я, припоминая тифлисские обычаи, и хотел бежать; но после сеанса Сталин как будто несколько отрезвел и вступил в разговор:
- Почему вы интересуетесь меня видеть лично?
- Ну, как же: портреты портретами, а живой человек, да еще великий, - совсем другое дело, - сказал я.
В общем, для меня дело кончилось более благополучно и меня даже угощали... Снится мне Сталин второй раз: пред освобождением снился и вот сейчас... Полагаю, что Сталин снится не зря. [...] Во всяком случае, я не выдумал, а фиксирую факты, хотя и бредовые." (Irina Paperno, Stories of the Soviet Experience: Memoirs, Diaries, Dreams, 2009, pp. 166-167, and in Appendix, p. 244)

Тут особенно интересно, во-первых, то, что даже во сне, Аржиловский сам объясняет его, указывая на разницу между портретами (а советские манипуляции над официальными портретами и фотографиями всем хорошо известны: для общей информации читающих по-английски попрошу сюда). Аржиловский, таким образом, отлично осознает разницу между телом политическим и телом натуральным. Во-вторых, решающую роль в этом сне играет вовсе не гендер, а класс ("мужики") и национальность ("тифлисские обычаи"). Впрочем, из-за того, что правитель и гражданин - одного пола, эротический импульс смещен на другого, чернобородого мужика (по сути - доппельгангера рассказчика), и принимает форму грубого изнасилования. В то же самое время, так как изнасилование номинально направлено на другого, гражданин так же одновременно способен чувствовать приязнь к себе правителя: дело кончается "благополучно", с ним приятно беседуют и его угощают.
Ну и в-третьих, Аржильский описывает свой сон как один из "бредовых фактов" и - учитывая зыбкость и театральность этих лет, с их постановочными судами над врагами народов, с фигурой Сталина, нависающей над всеми - он не так уж неправ.
Tags: arôme académique, советский реализм, экскурсы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments