дикий филолог (queyntefantasye) wrote,
дикий филолог
queyntefantasye

Categories:

гендер в языке: поэтесса, фильма, рояля

У maiorova недавно был пост про феминитивы в русском языке, и особенно в названиях профессий, и часто встречающиеся аргументы против них - что странно звучат, что противоречат структуре русского языка и т.д.

У меня про феминитивы в русском языке особого мнения нет. Проблема есть, а как решать - непонятно, и параллели, скажем, с английским тут невозможно проводить. Да, и в русском, и в английском названия профессий могли гендерно маркироваться, причем феминитивы в названии профессии зачастую либо использовались с малопрестижными областями ("швея," "стюардесса" в русском, "stewardess" или "waitress" в английском), либо прямо обозначали некоторую несерьезность или неумелость - скажем, ненавистное слово "authoress" в английском или нелюбимое Ахматовой "поэтесса". (Или обидный стишок, которую цитирует Маргарет Этвуд в "Robber Bride": What's the difference between an adventurer and an adventuress? Adventurers live by their wits, and adventuresses by their tits.) Поэтому в принципе понятно, почему многим женщинам феминитивы не нравятся, и это, в некотором роде, наследие либерального феминизма, в котором равнение идет на status quo, на традиционную маскулинность. Признал себя женщиной, использовал феминитив - уже проиграла, не дотягиваешь.

Английский с этим справился довольно просто - сделал названия профессий гендерно-нейтральными. Там, где раньше, допустим, была "stewardess" - теперь есть "flight attendants" обоих полов. Нет "policeman" и "policewoman", а есть "police officers". Нет "waiter" и "waitress," а есть "servers" - и так далее. Но английский, в отличие от русского, не основан на принципе грамматического гендера. То есть существительные не разделяются на склонения, и используемые местоимения за редкими исключениями не зависят от типа существительного (почти любой предмет всегда "оно" - "it"). Таким образом, убирая феминитивы, получаем гендерно-нейтральные названия профессий. В русском, с его грамматическим гендером, это невозможно: конечно, можно и мужчину, и женщину называть "профессор", но в русском это слово все-таки мужского рода.

Но мне вообще интересен с филологической точки зрения аргумент, с которым я и раньше постоянно сталкивалась, и в комментариях к посту майоровой много наблюдала: что, мол, так делать нельзя, потому что противоречит правилам и вообще звучит странно для уха, и что если бы языку надо было, он бы сам каким-то образом заполнил лакуну, а если не заполнил, значит, лакуны нет. То есть - когда-то язык, может быть, и менялся, но на нас должен остановиться и зацементироваться. А ведь вопрос правил и странности звучания донельзя относительный и во многом арбитрарный. Периоды больших социальных изменений зачастую характеризируются также и лингвистическими экспериментами, а грамматический гендер вещь довольно гибкая. Например, как я писала раньше, всем знакомое слово "фильм" Виктор Шкловский в статьях 20-х годов использует в женском роде, "фильма" (а в комментариях мне рассказали и про роялю, и про санаторию, и даже про постелю). Да, звучит странно, но и что с того? А как странно, по свидетельствам современников, звучали все эти раннесоветские сокращения: колхоз, ликбез, совнарком. Но ничего, привыкли. Странность звучания нивелируется быстро, даже смены поколений не нужно.

Про кажущую странность некоторых словообразований у меня даже есть пример из собственной жизни. Я очень долго умилялась английскому слову "talkies" (букв. "говорилки", от "talking pictures"), которое на некоторое время вошло в использование, когда появились первые фильмы со звуком, но как-то не прижилось. Какое странное слово! думала я. Неудивительно, что оно не прижилось. Образовано от глагола и звучит смешно.
А потом меня вдруг осенило, что слово "movies", широко используемый в английском синоним слова "film", тоже на самом деле опирается на выражение "moving pictures", что возникло оно тоже на заре эры кино, когда движущиеся картинки были новы и удивительны, и значит буквально "двигалки".
То есть заряд "странности" в этих двух словах абсолютно одинаков, а разным кажется потому, что немого кино больше нет, нужды различать между немым и звуковым кино больше нет, и значит слово "talkies" сделалось лишним, и из модного стало архаичным.

И вот тут такое дело, что язык не существует в отрыве от общества, а постоянно вибрирует от социальных перемен: то тут не хватает, то с другой стороны отваливается. Но сам по себе, ясное дело, язык никаких лакун не восполняет: восполняют их носители, которые считают, что существующий вокабуляр эти перемены адекватно не отражает. В общем-то, постоянные брожения на тему феминитивов и гендера в русском языке как раз-таки четко показывают, что лакуна имеется, что она воспринимается как лакуна многими носителями, и что скорее всего она как-то будет восполнена.
В английском сейчас такая ситуация с гендерно-нейтральными местоимениями, которых для живых существ не существует, и потому все, буквально все, используют в разговоре множественное местоимения, которое не имеет пола. Например: "Maybe someone left this hat here because they didn't want it". Это грамматически неправильно, т.к. "someone" - в единственном числе, а "they" - в множественном. Зато нет нужды решать, какого пола мог бы быть этот кто-то или использовать громоздкую конструкцию "he or she" (он или она). Преподаватели, конечно, бьются, но вытравить эту конструкцию уже невозможно, и мне кажется, проще всего официально признать, что "they" может использоваться как гендерно-нейтральное местоимение в единственном числе. И всем сразу станет проще.
Tags: hippopotomonstrosesquipedaliophobia, pop-culture, покопаться, светлый идеал Анны Листер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 139 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →