дикий филолог (queyntefantasye) wrote,
дикий филолог
queyntefantasye

Categories:

осторожно, волшебное! жена-голем в одном советском романе

Читая фэнтэзийный роман Натальи Соколовой "Осторожно, волшебное! роман большого города" (1981), наткнулась на любопытный гендерный момент. Роман мне, собственно, был интересен в основном своей ссылкой на "Сон в летнюю ночь", но в целом тоже ничего. Экспериментирует с метафикцией: диалог между автором и персонажем, стирание границы между настоящим и придуманным миром.

Но, так как роман по старой памяти задается формированием Настоящего Человека, то и активные персонажи в основном мужского рода, а женщины - метафоры, вдохновительницы, соблазнительницы. Тут и магически молодящаяся Баба Яга, вся в модных тряпках и с крашеными волосами, и добрая, слабая Муся в халатике (тридцать лет, не фунт изюма, ничего уже не светит), с которой главный герой ответил на зов плоти, а потом раскаялся. С другой стороны - эпизодически появляющиеся музы: Марья Моревна, та самая, со звездой во лбу, а также деревенская девушка Люба (!), воплощение добра, спокойствия и справедливости, чей туманный образ из ниоткуда является главному герою в оконном стекле во время поездки в метро.

Все довольно ожидаемо. Вопрос брака, как часто бывает в таких романах, в основном заметен под ковер: главные герои должны быть одиноки, чтобы не отвлекаться на быт и искать свою музу, а женщины должны быть одиноки, чтобы представлять собой соблазн или, наоборот, духовный стимул. Надо сказать, что сама рассказчица, какой она появляется в романе, имеет семью, и это сильно отвлекает ее от творческой работы: дочке нужно внимание, а тут еще родственники пугают, что муж уйдет к другой, попроще, без волшебных романов.

Тем не менее, в романе присутствует, гм, образ жены - в качестве комического отступления. Иванову-старшему (доброму волшебнику, живущему на Крайнем Севере) сын по его просьбе посылает в подарок Куклу-Медсестру, чтобы та, значит, ухаживала.

Отец пишет ответ: "Спасибо за Куклу-Медсестру. Мог бы и подороже. Не такую базарную. Волосы из желтых ниток. Остолбенелые глаза. И носки нарисованы прямо на ногах. Но колет исправно. Витамины от В1 до В12. Все, какие есть. Бодрит". Немного обсудив в письме волшебные технологии, Иванов-старший добавляет: "Нехорошо быть холостяком. […] Женщина облагораживает. Подумай. Советую". И в конце письма: "Да, купи еще платье для Куклы-Медсестры. Летнее. Поярче. Желательно в крупных цветах. Юбка должна быть – системы плиссе. Выучи этот технологический термин. Не перепутай. А то будет рев. Вообще говоря, мог бы приобрести Куклу-Медсестру более высокого качества. Взял, наверное, в штучном первую попавшуюся. Или даже в уцененных товарах. На лице оспины. Руки не сгибаются в локтях. А ушей нет совсем. Но честно относится. Колет. Играет в дурака. Решил премировать. Купить платье. Ладно, пусть уж".
Во второй половине романа Иванов-старший, приезжая к сыну с визитом, привозит с собой и куклу – прислоняет ее к корням дерева: "Кукла смотрела прямо перед собой остолбенелыми немигающими глазами с нарисованными ресницами".
В середине разговора между волшебниками: "Кукла-Медсестра стала проявлять признаки нетерпения: поворачивать голову из стороны в сторону, подымать и опускать свои несгибаемые руки. Челка из желтых ниток угрожающе топорщилась над ее вытаращенными голубыми глазами.
- Сейчас, - крикнул ей отец Иванов. – Купим. Много. – Доверительно сообщил сыну: - Плохо слышит. Нет ушей....".
А вот он собирается уходить: "Подхватил Куклу-Медсестру, сунул ее под мышку. – Покупать. Тряпье. Пошли! Заслужила. Система плиссе-гофре.... – Проходя мимо сына, ткнул его большим пальцем между ребер. – Чего не женишься? Давно пора. Глуп".

По-моему, замечательно: шарж "жена гениального человека", этакий голем с медицинско-развлекательными функциями и фиксацией на ярком тряпье. Тут и намек на простонародность (базарная, оспины на лице, желтые волосы, остолбенелые глаза), и вообще снисходительный кивок на женскую страсть к нарядам ("Сейчас. Купим. Много"). В то же время Иванов-старший явно рассматривает свое положение именно как брак, и при этом брак удачный: женщина облагораживает, холостяком быть плохо - главное, вовремя подкидывать голему юбки системы плиссе, чтобы реву не было.

Такое вот решение проблемы брака. Просто поразительно, то какой степени вопрос формирования Настоящего Человека не включает в себя постройку каких-либо эмоциональных связей с противоположным полом. Вот погоня за Вечной Женственностью - это да! А в браке почему-то достается голем без ушей. (Вопрос о том, есть ли у голема рот, остается полностью открытым. Возможно, он ревет нутром.)
Tags: pop-culture, аргумент ад инсектум, светлый идеал Анны Листер, советский реализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments