дикий филолог (queyntefantasye) wrote,
дикий филолог
queyntefantasye

Categories:

советские цирк и оперетта в 20-е годы

Новости культуры 1928 года:

Госцирк все еще изыскивает, чем бы заинтересовать зрителя. Объявление за конец апреля гласит: "Ежедневное грандиозное зрелище: цирк под водой. 50,000 ведер воды на арене цирка. Пантомима Черный Пират. Участвуют актеры Московских и Ленинградских цирков. Постановка Энрико и Вильямса Труцци".

По-моему, это из категории ста крыс: представить совершенно невозможно.
В марте того же года, в Театре Оперетты шло новое, идеологически наполненное произведение "Черный амулет" (музыка Стрельникова, режиссура Лапицкого), на очень популярную в те годы тему про то, что в Америке бьют негров не то, что у нас (и "Цирка" уже осталось недолго ждать).

Критика к новинке отнеслась скептическипрохладно.Например, Александр Гидони пишет в "Современном театре":

"Говорят, - это из другой, но очень близкой оперы, - что Верди сообщил мелодию знаменитой канцоны герцога из "Риголетто" главному исполнителю премьеры за час до ее исполнения. Композитор боялся, что гипнотизирующая сила мелодии заставит певца напевать ее задолго до спектакля, что, таким образом, мелодия станет общеизвестной. Композитор был прав. На следующий день после спектакля канцону распевал весь Милан, а через неделю – вся Италия. "Сердце красавицы" (канцона герцога) по своим мелодическим достоинствам повторяет в этом случае судьбу прославленных куплетов офебаховских и штраусовских оперетт. Но с опереттой Стрельникова этого не случится. Что-то не слышны ее напевы на улицах и площадях Москвы. Еще неблагополучней обстоит дело с либретто этой оперетты.

Американский миллионер со своей семьей и женихом старшей дочери, офицером-фашистом неизвестной армии, случайно попадает в дом прославленного тенора – негра. Разумеется, американец-миллионер и жених-фашист возмущены необходимостью воспользоваться гостеприимством человека черной расы. Однако, старшая дочь (невеста фашиста) держится на этот счет иного мнения. Ей негр нравится. Скоропалительно влюбившись в черного тенора, молодая миллиардерша приглашает его на свою помолвку. Тенор соглашается. Во время помолвки тенору приписывают похищение младшей сестры невесты и волокут его в суд. Но судья заболел. Исполнение его обязанностей берет на себя курьер Филиппс, который оправдывает негра. Здесь, логически рассуждая, негру-тенору следовало бы покинуть зал судебного засудания и обвенчаться с миллиардершей. Но это, во-первых, невероятно, во-вторых, невыдержано идеологчески. В угоду идеологии и здравому смыслу, авторы вызывают судью, перед которым негр произносит пламенную речь, состоящую из азбучных истин, вроде того, что все люди равны и что негры ничем не хуже белых. На этом оперетта кончается.

Если исключить пятиминутный митинг в последнем акте, то на долю идеологии в этом спектакле следует отнести еще одну реплику благородного негра, называющего своих случайных гостей "убийцами Сакко и Ванцетти". Все остальное – совершенно не оригинальное, штампованное нагромождение приевшихся сценических положений, неизобретательных шуток, набивших оскомину сальностей и пр.

Весь этот, до крайности неблагодарный, материал попал в руки опытному и даровитому оперному режиссеру И. Лапицкому, который разработал его с отменной неуклюжестью. [..]

Есть дураки в подлунном мире, но не столько, как этого бы хотелось авторам оперетты и ее постановщику. Нельзя думать, что идеологическое содержание можно сообщить любой чепухе способами несложного монтажа, где главными сотрудниками являются клей и ножницы. [...]

Советская идеология не есть гарнир.

Между тем в "Черном амулете" (только ли здесь?) идеология подана в виде гарнира.
Размышляя о том, на какого зрителя рассчитана такая подача «идеологии», нам пришел в голову только один "воображаемый образ".Вот как он рисуется:

- Дорогая, у нас опять к столу молочный суп с рисом. Неужели вы не понимаете, что это не идеологично? Не говоря о контр-революционном цвете молока, - рис!.. Это напоминает о плантаторах-империалистах, Чжан-цзолине, Чан-Кай-Ши и проч!

И добродетельная жена, которая отвечает:
- Хорошо, котик, в следующий раз я для идеологии добавлю морковки...

Не пора ли покончить с такого рода морковкой?"
Tags: pop-culture, vyglâdyvaûŝimi, советский реализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments