дикий филолог (queyntefantasye) wrote,
дикий филолог
queyntefantasye

трепетание новой твари, или целибат в послереволюционном театре

Вот интересно, что сразу после октябрьской революции "Лисистрата" вдруг стала довольно популярной пьесой. Комиссаржевский ее поставил, Немирович-Данченко поставил, и даже Сергей Радлов поставил в 1924 (хоть и переколбашенную на новый лад, как и все, что он тогда делал, в переводе Адриана Пиотровского с добавлением новых сцен).

Но я тут поняла вдруг, что это не просто "Лисистрата" как произведение искусства, а центральная ее тема целибата во имя высших целей волновала умы в то время. Одна только пьеса Николая Смирнова "Декрет об отмене любви" (она же "Ликвидация любви", 1926-й год) его стоит! Там профессор изобрел машину для делания детей, ну и соответственно все эти нелепые телодвижения стали не нужны. Главная героиня пытается было любовь спасать, и даже прибегает к помощи зарубежья, но быстро убеждается, что те розовые слюни и разврат ей тоже не по душе. Так что в конце концов она переходит на сторону противников любви и плотских удовольствий; а молодежь и вовсе рада, что их освободили из ловушки пола. Теперь можно спокойно и о работе подумать. Кончается, если не ошибаюсь, тем, что на сцену выбегает беременная женщина. Все замирают. Но она вытаскивает из-под платья бубен и пускается в пляс! Все веселятся.

Но это ладно, это комедия, ее Кривое Зеркало ставило вообще-то. А вот я на днях натолкнулась на совершенно сумасшедшую пьесу того же Адриана Пиотровского "Падение Елены Лэй", поставленную в 1923-м Гос. Театром Новой Драмы, между прочим.
Суть пьесы в следующем: американские рабочие, изнуренные ужасами капитализма, решают боротся с проклятыми богачами доступным им способом - целибатом. В смысле так не доставайся же ты никому. Проклятые капиталисты, естественно, в ужасе, т.к. понимают, что вот уже скоро рабочих у них совершенно не останется, и все их буржуазное общество вымрет. И тогда главный капиталист, он же сатанинская фигура, прибегает к отчаянному решению: пускает в дело Елену Лэй. Кто она такая, непонятно, но имя подсказывает, что, видимо, некая версия Елены Прекрасной, символ вечной женственности (и, кстати, главный капиталист называет ее аргивянкой, а у той Елены есть привязка к Аргосу). Но, в общем, Елену с ее руками "белее адриатической пены", у которой "косы, медные, как закаты над Илионом", подсылают к предводителю рабочих, и он, естественно, не может устоять, за что и погибает. Он-то погибает, а вот вечная женственность переходит на сторону рабочего класса.
Пьеса заканчивается следующим образом. Последняя картина.
"Г о л о с а. Элеа ба, дзан. Гара рар. Эль. Эль. Гири ри. Цирир. Ур-рр.
Е л е н а. Падают города! Приливают океаны! Горы разламываются! Сквозь обрушивающиеся Илионы, через восстание, ветер, огонь, слушайте, слушайте, слушайте трепетание новой твари во мне!"

Трепетание новой твари
После этого как-то чувствуешь, что "Лисистрата" - такая безобидная, совсем домашняя пьеса. Интересно, как ее Радлов поставил. Держу пари, что там кто-нибудь раскачивался на канате.
Tags: pop-culture, vyglâdyvaûŝimi, все пожрал проклятый долгоносик!, советский реализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 67 comments