дикий филолог (queyntefantasye) wrote,
дикий филолог
queyntefantasye

Categories:

сериал Эпидемия (история одного апокалипсиса)

Про книгу "Вонгозеро" я, кстати, давно слышала, но всё никак не могла собраться прочесть. И тут, в самый разгар пандемии, мы с Р. обнаружили на Нетфликсе сериал "Эпидемия", по этой книге снятый. Замечательно! сказали мы. Тут сразу я ознакомлюсь с этим произведением, а также Р. приобщится к российскому кинематографу, и даже к русской речи. Много зайцев одним выстрелом.

Снят сериал красиво, ничего не скажешь. Главный урок, который мы из него вынесли, таков: если начнется апокалипсис, ни за что не проводить его с русскими. Они будут страшно квасить, по пьяни стрелять из огнестрельного оружия, бесконечно устраивать личную жизнь и испортят вам всю дистопию. Еще желательно не находится во время апокалипсиса в России, так как по мнению режиссеров "Эпидемии" вся территория страны буквально через считанные часы превратится в съемочную площадку "Голодных игр", бессмысленную и беспощадную, и только песня "Teach Me, Tiger" будет бесконечно разноситься над заснеженными просторами.

Но потом, после просмотра сериала, я наконец-то прочла "Вонгозеро". И тут у меня сразу возникло много вопросов к сценаристу, продюсерам и т.д. Главный вопрос: зачем же накручивать столько чернухи? Это так создатели сериала представляют себе реализм, или они полагают, что героям нельзя сочувствовать, если у них на ноге нет капкана, а в сумочке - мертвого ребенка?

Я поясню эту мысль. В романе "Вонгозеро" повествование ведется от лица Анны, которая со своим сыном-подростком Мишей и бойфрендом Сергеем пробирается к Вонгозеру, где у отца Сергея (папа Боря) дом на маленьком острове. С ними едут соседи Лёня и Марина со своей маленькой дочкой, и бывшая жена Сергея Ира с их сыном Антоном, а позже к ним присоединятся Наташа и Андрей, старые друзья Сергея. По дороге у них происходят все те вещи, которые можно было бы ожидать: они видят заброшенные дома и встречают отчаявшихся людей; Анна в какой-то момент заболевает непонятно чем, но выздоравливает; Лёню бьют ножом в бок, но его удается спасти; они находят поселение людей, которые сбились вместе в глуши для выживания.

Сериал же сразу вносит в этот набор персонажей коррективы (предупреждаю, что тут будут спойлеры).Миша не просто Миша, а мальчик-аутист. Анна, оказывается, не просто так с Сергеем, а, коварно втеревшись к нему в доверие в роли его психолога, манипуляциями свела его от Иры, чтобы он помогал ей заботиться о мальчике-аутисте. (Самое интересное - судя по всему, в принципе к этичности секса между психологом и её пациентом у сериала претензий никаких нет.)
Лёня - новый русский, жадный и хитрый, и готовый бросить своих попутчиков в любой момент для своей выгоды, а Марина - бывшая стриптизерша, женившая его на себе беременностью, хотя отец на самом деле не он. В момент повествования Марина глубоко беременна, но у Лени есть дочка от предыдущего брака Полина, совершенно неуправляемая - но мы потом узнаем, что она просто не может простить отцу предательство (всхлип), т.к. тот спутался в стрип-клабе с Мариной, в то время как его первая жена умирала на больничной койке. Наташи и Андрея в сериале нет, чтобы, наверное, не множить сущности.

Далее сериал развивается по той же логике: если персонажам надо ехать из точки А в точку Б, по дороге у их обязательно случится, во-первых, ссора с истерическими криками, а во-вторых, на них нападут члены организованной группировки / каннибалы / надзирательница трудовой колонии с острой нимфоманией / ОМОН, которые занимается тем, что расстреливает население целыми деревнями с целями остановки распространения вируса (!!). Сюжет отягощается тем, что Миша и Полина постоянно ищут, где бы им потрахаться под песню "Teach Me, Tiger", Сергей с Ирой бесконечно выясняют отношения, потом Ира прямо на ходу находит себе нового хахеля, доктора Павла, а ребенка Антона за ненадобностью забывает на заснеженной дороге, практически в лапах у жестокого ОМОНа. Там, в общем, много прекрасного и бросающего вызов логике, всего и не передать.

Но самое интересное для меня лично - это то, что сериал полностью переработал гендерные роли романа. Тут даже сюжетом просто не объяснишь - в нем совершенно иной, даже противоположный, посыл и развитие персонажей. И виден этот перевертыш невооруженным глазом, прямо по героине "Вонгозера", самой Анне.

В романе Анна сначала подается как хоть и взрослая, но совершенно инфантилизированная женщина. Сергей к ней обращается исключительно "малыш"; как говорит сама Анна, Сергей "начал решать за меня с самого первого дня и с тех пор продолжал делать это каждый день все три года, которые мы были вместе, и именно это, пожалуй, делало меня рядом с ним такой счастливой, потому что раньше мне приходилось слишком много решать самой, и я очень, очень от этого устала". Но к середине романа - из-за стресса эпидемии и присутствия бывшей жены Сергея - происходит перелом. Анна требует, чтобы Сергей начал считаться с её мнением и добавляет: "хватит уже называть меня «малыш». Мне тридцать шесть лет, у меня сын шестнадцатилетний, никакой я, к черту, не малыш". Более того, к концу второй книге, "Живые люди", Сергей сливается, а Анна и Ира образуют свою собственную - скорее всего, временную, но крепкую - ячейку общества: две женщины, дети, и верный пёс. То есть в смысле развития персонажей роман показывает нам стремительное взросление под давлением обстоятельств женщины, которая до этого из-за разных страхов жила в состоянии как бы искусственного детства.

В сериале же развитие идёт в обратную сторону. Анна, как я написала ранее, вначале подается нам как сильная и манипулятивная женщина, которая обманом забрала Сергея себе. Она вообще довольно неприятна и к тому же ведет постоянную слежку за остальными персонажами, записывая наблюдения в дневник. За это создатели сериала Анну наказывают. Она заболевает смертельным гриппом, почему-то выживает, но впадает в медленное угасание, постепенно теряя память. Таким образом, она даже не помнит толком все свои манипуляции, а Сергей - узнав о них из её дневничка - начинает испытывать к ней гадливость.
Платят за своё сомнительное облико морале также и Марина с Полиной. У лживой экс-стриптизерши Марины случается выкидыш, она немного сходит с ума и носит мертворожденного ребенка с собой в сумочке, а также её с Полиной запирают в темном, страшном подвале, пока её мужа Лёню пытается изнасиловать страшная нимфоманка, бывшая лагерная надзирательница. Но Лёня побеждает нимфоманку и восстанавливает гендерную динамику в отдельно взятой семье. Тут и Миша тоже подкатывается спасать Полину. И они все вместе идут в местный монастырь, Марина с Полиной повязывают на голову платочки, и местный монах обе пары на месте тут же венчает. Православие торжествует, и у всех начинается новая жизнь.
(Но тут по озеру на лыжах прибегает отряд китайцев, и на этом первый сезон кончается. Интрига!)
То есть в сериале, наоборот, эпидемия как бы восстанавливает тот социальный порядок, который видится его создателям, и порядок этот освящен православной церковью, но при этом находится под угрозой со стороны вторжения от иноземцев.

То есть с одной стороны я, конечно, одобряю, что русский сериал вышел на просторы мира. Но с другой стороны, он создает впечатление, что эпидемия в России страшна не потому, что люди будут умирать от заразы. А потому, что при малейшей провокации ОМОН пойдет всех расстреливать и жечь напалмом, бандитские группировки моментально примутся всех грабить, практически все люди тут же превратятся в разбойников, насильников и, прости господи, каннибалов, и в довершение всего на Россию произойдет нападение китайцев! Сама эпидемия тут настолько уже вторична, что (в отличие от романа) в сериале даже с масками, кроме одного эпизода, никто и не заморачивается.
С нетерпением жду второго сезона. Посмотрим, как там дела у молодой семьи, и как там обстоят дела с национальной идентичностью.
Tags: cultural collisions, pop-culture, vyglâdyvaûŝimi
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 76 comments