June 9th, 2012

как я была лидером

Вообще-то, лидер из меня никакой - не умею я вдохновлять и вести за собой. Люблю сама ломануться в каком-нибудь неожиданном направлении, продираясь сквозь кусты, а кого-то за собой тащить, убеждать, или того пуще - зажигать в их груди неугасимое пламя идеи - это не по мне.
Настоящее лидерство случилось со мной, пожалуй, всего раз в жизни - этой весной, на большой американской конференции по шекспироведению. В этом году она состоялась в Бостоне, и организаторы конференции сняли под нее огромный, старый отель в центре города: с третьего по седьмого этаж располагались залы и комнаты для презентаций, а выше, в номерах, проживали сами участники конференции (а также обычные постояльцы, и еще члены какого-то слета ролевых игр, любившие прохаживаться по фойе в разнообразных костюмах).
Как водится, была на конференции и Главная Проблема - хоть в отеле и было четыре или пять (или даже шесть) лифтов, они с неожиданным притоком постояльцев не справлялись. То ли они были как-то странно запрограммированы, то ли еще что, но дождаться лифта было практически нереально: начинался перерыв на кофе, и площадки перед лифтами были запружены шекспироведами, ждавшими и по пятнадцать, и по двадцать минут. А лестницы в этом старом, фешенебельном отеле были спрятаны очень хитро, и хотя знаки висели, двери на глаза не попадались.

На второй день конференции и настал мой звездный час: ранним утром, после конца первого доклада, мы стояли на площадке лифта на седьмом этаже. Нам надо было вниз - скоро начиналась следующая порция презентаций. Лифт не шел. Шекспироведы начинали нервничать и бузить.
И вот, когда ждать мне окончательно надоело, я стала убеждать свою старую университетскую подругу Сару спуститься по лестнице. Совсем недалеко! соблазняла я. Ну и что, что мы на каблуках и в костюмах! Зато не надо будет толкаться в лифте. А лестница где - а вот она лестница, смотри, вот и дверь тут сбоку, и надпись - выход!
В этот момент окружающие шекспироведы прекратили бузить и начали прислушиваться - и когда я потащила сомневающуюся Сару вниз по лестнице, то все они потихоньку потянулись за нами через неожиданно обшарпанную дверь.

Выхода на шестой этаж с лестницы не оказалось. На пятый и четвертый - тоже. Освещена она была скудно, ступеньки были крутые и узкие, и вообще все это как-то не вязалось с нашим дивным отелем. Я бодро цокала вниз по ступенькам и тоскливо думала о том, как лестница так и кончится, без всяких выходов, и как меня если и не побьют, то уже никогда не примут на работу ни в один американский университет.
Зато на третьем этаже выход был. Но, так как лестница, по всей видимости, была служебная, выходил он в какую-то подсобку, или склад, в котором работал огромный вентилятор и вдалеке, у полок, стоял к нам спиной парень, что-то записывая в блокнот.
А за моей спиной тем временем неудержимо выливались из дверей шекспироведы - все в костюмах, с бэйджиками, и папками в руках. Когда их набралось человек двадцать, мы с Сарой набрались смелости подкрасться к молодому человеку (который мирно занимался своей работой в шуме вентилятора) и пискнуть: Извините! мы заблудились!
Лицо человека, который, глядя на полки на пустом складе, вдруг оборачивается и видит перед собой группу готовых к работе шекспироведов при полном параде, подкравшихся к нему совершенно бесшумно, абсолютно неописуемо. Некоторое время он изучал нас в полной прострации... затем молча махнул рукой и, тайными тропами, вывел всю компанию в центральный зал - куда мы, собственно, и шли.

А что подумали по этому поводу все остальные шекспироведы, мне неизвестно.