December 20th, 2012

конец света

Двадцать первого декабря утром я проснусь у мамы, в маленьком городке на севере от Торонто - дедушке по пятницам с утра ставят капельницу, а я присматриваю. Когда она прокапает (четыре часа), я начну добираться до Торонто своим ходом, чтобы не опоздать на фестиваль зимнего солнцестояния, который проходит каждый год в Кенсингтон Маркет - в таком хиппи райончике. Так как я не вожу (обычно меня отвозит в город на следующее утро мама, когда едет на работу), мне предстоит сложная система автобусов - полтора часа до Ньюмаркета (автобус идет сумасшедшим кругом по всей этой полусельской области), потом час до Торонто, потом минут сорок до дома.

То есть, я так думаю, если конец света все-таки наступит где-то в середине дня, он застанет меня в очень репрезентативном положении - в автобусе, с книжкой в руках. Все честно.

чувствовать роль

Во вторник вечером роковой мужчина в очередной раз прощался. Месяц назад мы расстались (по его, кстати, инициативе), и с тех пор он пытался "завоевать" меня обратно. Во вторник пришлось встретиться и еще раз объяснить, что семнадцать звонков за ночь и нецензурные смс-ки не трогают девичье сердце, и вообще нам лучше пока не общаться.

Роковой мужчины встал в позу на крыльце и продекламировал: Я же люблю тебя, глупая! И вижу, что ты меня тоже любишь! Неужели ты не чувствуешь, что мы разрушаем что-то прекрасное? ну ладно же! Я оставляю тебе мои ключи - когда решишь вернуться, напиши мне! Я буду ждать тебя, любимая!

В четверг утром роковой мужчина написал: Я все понял! мы любим друг друга, но не можем быть вместе! Мы никогда друг другу не подходили! Я отпускаю тебя... Может быть, когда-нибудь, мы сможем быть друзьями...
И добавил, некоторое время спустя: Тебе всегда нужен был подкаблучник!

Это, видимо, какой-то внутренний радар, который безошибочно выбирает таких мужчих и обеспечивает бесперебойный театр на дому. А то билеты в кино нынче подорожали...