December 28th, 2012

(no subject)

Вот все говорят, что Новый год пахнет мандаринами. А мне новый год почему-то пахнет хурмой. Видимо, она была более строго сезонной в Белоруси, а мандарины все-таки подвозили и летом; да и тут, в Торонто, в конце декабря она почему-то вдруг начинает продаваться целыми ящиками, радостная, оранжевая, вяжущая язык. А особенно праздничны у нее косточки - гладкие, будто атласные, и  податливые, вытянутые удобно под языком.

А еще под новый год я люблю жареные каштаны с белым вином - единственный случай, когда я добровольно выберу сладкое, а не сухое вино. Это - тоже зимнее лакомство, летом каштаны в скорлупках не продают россыпью. Если правильно смачивать скорлупки, их потом легко сдирать, и орешек остается нетронутый, весь в загадочных мозговых извилинах. Им приятно делиться тогда - новый год, все-таки, время щедрости, хотя никто не любит жареные каштаны так, как я, но все едят из вежливости.