February 8th, 2013

о трудностях дрессировки

В вечном поиске советского Шекспира читала "Товарищ Смех" Владимира Полякова, и нашла следующий эпизод:

"Вечером в цирке мы смотрели репетицию. У Дурова тогда был маленький слоненок, смешной, покрытый пухом. Его выступление было рассчитано на пять или шесть выходов, но слоненок безумно волновался и, выйдя, сразу проделал все трюки подряд, а затем, видимо расстроившись, выбежал из манежа и пошел по рядам партера, ломая стулья."

Даже не знаю, почему меня так это тронуло. Чем-то этот слоненок мне себя напоминает.

к вопросу о тошноте

Та же Жози рассказала душераздирающую историю о своем знакомом, который достиг возраста полового созревания еще до того, как в Канаде вычеркнули гомосексуализм из списка психических расстройств. Он достиг этого возраста и понял, что его тянет к мальчикам, а к девочкам совершенно не тянет, и очень был этому не рад.

Настроенный решительно, знакомый Жози пошел к психиатру и объяснил, что он хочет быть нормальным человеком, любить девочек, завести семью - а расстраивать маму и вообще спать с мужчинами ему абсолютно не хочется. Доктор, сказал он, ну сделайте что-нибудь! Спокойствие и только спокойствие, сказал доктор, мы тебя, мальчик, обязательно вылечим!

А надо сказать, что, хотя способы "лечения" от гомосексуализма существовали самые разнообразные (не к ночи будут упомянуты), в то время была распространена так называемая aversion therapy. Принцип ее прост - надо внушить больному отвращение к процессу, от которого его лечат. (Она, кажется, и сейчас используется для лечения алкоголизма, и таблетки antabuse работают по похожей схеме.)

Доктор подошел к проблеме следующим образом: он давал мальчику таблетки, которые вызывали у того страшную тошноту и рвоту, а пока того выворачивало наизнанку, показывал ему фотографии голых мужчин. Закреплял ассоциацию.

(И что же, сработало? спросила я у Жози, в ужасе от описания.
Ну... да... заколебалась Жози. Можно сказать, что и сработало. Во всяком случае, он рассказывал, что, когда его первый бойфренд перед ним разделся, его вырвало.)