February 20th, 2013

тело языка

Вот, кстати, по мотивам дискуссии в emiggo у меня есть вопросик: возможно ли искалечить язык?

При этом я не имею в виду случаев национального подавления языка, в которых используемый языковой запас начинает резко уменьшаться и заменяться словами из языка-оккупанта (как происходило с некоторыми языками в СССР, например, и, кажется, с кельтскими). Речь в дискуссии шла об обычном заимствовании слов, в частности, в русский из английского. Естественно, такие заимствования могут быть проблематичны по ряду причин, но могут ли они, как сказали мне, искалечить язык?

Я считаю, что нет. Язык - это не существо, у него нет определенной формы, которую надо было бы опасаться нарушить, он не может начать хромать на одну ножку и подавать на пособие по инвалидности. Утверждать, что хороши только те заимствования и изменения, которые были сделаны до нас (а те, кто и таких не принимает, могут попробовать почитать на старославянском), значит игнорировать заданную текучесть языка, без которой он гибнет.

(И, кстати, насчет национального подавления: норманны гнели Англию чуть ли не триста лет, начиная с одиннадцатого века, и импортировали с собой французский. Английский стал языком простолюдинов, на нем почти не писали. И - ничего. Выжил, наглотался французских слов под завязку, и стал только сильнее.)

А вы что скажете?

(no subject)

Так сильно работала, что за последние несколько дней ухитрилась прочитать журнал profitroleva от корки до корки (очень рекомендую, кстати), и уже ближе к концу нашла душераздирающе-умилительную историю из жизни одной семьи.

Мне сразу подумалось о моей сестре, уже невесте и все еще математике, которая, начав ездить к жениху в Штаты, имела привычку полностью пропадать на дни и недели. То есть она садилась на машину и уезжала - и все. Мобильник она там выключала, чтобы не платить за использование в чужой стране, а мыло не проверяла.

Мы с мамой понимали, конечно, что если что - жених бы нам позвонил поинтересоваться, где невеста, но все-таки.

Мы также знали, что любую просьбу, смысла которой она не понимает, сестра-математик выполняет с большой точностью и минимальными затратами. Но все-таки попросили (особенно мама), чтобы она давала знать, как доедет до места.

Теперь, когда сестра уезжает в Штаты, в какое бы время дня или ночи она не достигла цели, нам на мобильник падает по сообщению: "Ya doehala."