May 17th, 2013

о романтике

Когда мужчина говорит, что канадки неженственные, что они не понимают мужчин, что они слишком холодно и логически подходят к отношениям, все это значит только одно: когда-то он пытался по привычке выебываться перед канадскими женщинами, и у него не прокатило.

жизнь в нашей деревне

Сегодня мне первый раз в жизни поверили в долг в магазине.
За овощами-фруктами да всякими мелочами я уже лет пять хожу в маленькую лавочку, ее держат канадские сикхи, семья, мужчины бородатые, в больших тюрбанах, карточки не берут, ношу наличные. А тут как-то задумалась, набрала всякого, да еще большой кусок сыра меня поманил, и получилось на два с половиной доллара больше, чем у меня было денег.
Я попыталась было избавиться от сыра, да сикх-продавец замахал руками  - да нет же, нет, бери, потом принесешь, и не стал слушать моих слабых возражений. Да Вы хоть запишите себе, попыталась я вякнуть, но он только хмыкнул. Обвел мне мой долг на чеке для верности и отправил домой.
Вот потому и не хочу переезжать, привыкла я тут, все меня знают, в библиотеке спрашивают про диссертацию.

***
У хозяйки моей кошка Молли, роскошная, балийская, жутко ревнует людей к любым другим кошкам. Все пытается проникнуть ко мне в подвал, запретный плод сладок: я не против, да она бьет толстую мамину кошку - та ее боится, не понимает такой агрессии, светлая маленькая душа, которая ко всем доверчива.
Раньше Молли проникала через маленькую переднюю прихожую, где неплотно закрывалась дверь - починили. Потом она научилась из заднего двора лапой открывать сетку на моем окне и залазить. Я уж приучилась, уходя, закрывать окно полностью.
Теперь хозяйка и ее новый бойфренд скользящую сетку подперли доской сбоку, чтобы ее нельзя было сдвинуть, и Молли это очень быстро поняла, буквально после двух попыток. Теперь она выходит на задний двор, подходит к моему окну и устраивается поудобнее: из окна как раз видно мой рабочий стол на другом конце комнаты, и она часами сидит там, смотрит меня как телевизор. (А толстая кошка сидит под столом, поближе ко мне, и в ужасе наблюдает за силуэтом Молли в окне.)

медленно-медленно ползет улитка по склону...

Правлю первые две главы диссертации, самые ранние (была одна, но сильно разрослась, до нечеловеческих просто размеров, и поделилась, как амеба). Боже, что там понаписано! буквально каждое предложение правлю. Такое впечатление, что я это все на тяжелых наркотиках писала.

Преисполнилась уважения к своим руководителям: что они всю эту херню так кротко читали и даже сдержанно меня подбадривали. Я-то думала, что они злые и жестокие. А они - просто святые. Христос терпел и нам велел, да.