June 2nd, 2013

женские фантазии по Чосеру

We wommen han, if that I shal nat lye,
In this matere a queynte fantasye;
Wayte what thyng we may nat lightly have,
Therafter wol we crie al day and crave,
Forbede us thyng, and that desiren we;
Preesse on us faste, and thanne wol we fle...
(Geoffrey Chaucer, from the Wife of Bath's Tale, in The Canterbury Tales)

В этой области у нас, у женщин, чтобы не соврать, есть такая странная* фантазия; если какая-нибудь вещь не может нам достаться легко, мы будем о ней плакать день за днем и жаждать получить. Запретите нам что-нибудь - и мы этого захотим. Надавите на нас** - и мы сбежим.

* игра слов: также сексуальная, а конкретно - вагинальная фантазия.
** "preesse" в данном случае буквально значит "толпиться" или пытаться что-то сделать силой. В следующих строках она использует это же слово в аллегорическом пояснении, говоря спутникам, что когда в базарный день собирается большая толпа (prees), все товары сразу же дорожают, и слишком дешевые товары вызывают подозрение.

Гришковец за границей: публичная и приватная сферы

А вот какую историю про Гришковца за границей мне рассказала милая anutka_il в ответ на предыдущий пост (привожу с ее разрешения):
"Г. был в Тель-Авиве и пытался прямо во время спектакля объяснить, что нам возят одно г. и халтуру, кто-то из передних рядов ему сделал замечание на тему мы не затем сюда пришли; потом он придрался к девушке, которая якобы его снимает, "заметил красненький огонёк у неё в руках", он этого не любит, т.к это отнимает его заработок. зал загудел, ему объяснили, что для себя она имеет право снимать и нельзя ей этого запрещать.
короче, реакция была."

По сути, мы видим реакцию на его поведение от публики, которая уже научилась четко определять границы поведения в публичной сфере: театр не личные угодия Великого Г., а пространство, которое подчиняется государственным законам и правилам, принятым менеджментом театра. В этом пространстве публика, во-первых, не дает ему пускаться в пространные рассуждения, дабы донести до всех свое личное мнение по поводу устройства мира, а во-вторых, не дает ему чморить отдельных индивидуумов, которые якобы ведут себя неугодно гению.

Замечу также, что, судя по этим двух примерам, Великий Г. для самоутверждения предпочитает придираться к девушкам - ну это понятно, они молодые, зачастую легко подавляются авторитетом, и вообще в другой весовой категории.

мем: меня использовали!

"The worst thing that could possibly happen to anybody would be not to be used for anything by anybody." (Самое плохое, что могло бы с кем-нибудь случиться, это не быть никем ни для чего использованным.) (Kurt Vonnegut, The Sirens of Titan)

Всегда думала, что Воннегут в данном случае абсолютно прав.