June 19th, 2013

"no one has ever tried to seduce me in a fraternity house alleyway before"

Брачные игры с канадцами для меня - как с девушкой флиртовать. И вот сидит она вся такая загадочная, только глаза мерцают, наклоняется через стол, играет с прядью волос, но что она думает обо мне - абсолютно неизвестно. То, что я в ту сторону особо не рвусь, объясняется не отсутствием влечения, а тем, что не хватает жизненных сил идти, балансируя, по этому хрупкому мостику, каждую секунду рискуя свалиться. Девушки дивно хороши, но что у них там внутри в романтическом смысле - Бог знает.

Русскоговорящие мужчины считываются сразу - как-то вибрируют они знакомо, что ли, узнаваемо помахивают крылышками. И сразу понятно - нравишься ты ему или нет, и какие у него планы на ближайшие полгода, а если и непонятно, то и непонятность эта какая-то домашняя, как кресло-качалка. А канадцы - нееет. Хоть на кофе идешь, хоть в кино: непонятно, то ли у вас большая человеческая дружба, то ли вы как коллеги собрались поговорить, то ли у вас все-таки робкое свидание.

Приходишь к нему в гости, пьешь его ром, любуешься на тритона, который уже семнадцать лет живет у него в аквариуме, а потом он тебе говорит: час поздний, оставайся на ночь. Я уступлю тебе кровать! И знаешь, что ведь уступит, и будет на кушетке спать, а завтра погрузится обратно в свою диссертацию, и к чему все это - какой-то ребус, головоломка.
С другой стороны: приятно пережить тинэйджерские годы, когда все было точно так же, ползком и под обстрелом - вокруг темнота, и только всполохи в небе. До такой степени я от канадцев душой помолодела, что меня вчера в студенческий паб попытались не пустить без удостоверения личности, да у меня при себе оказалась университетская карточка с фотографией и подписью "Graduate Student".