July 23rd, 2013

научная карьера и эмоциональные границы

Вспомнилось, из раннего опыта очерчивания эмоциональных границ, как юной девушкой 21-го года, почти уже получившей бакалавра, я позвонила в восторге домой (университет мой был в 400 километрах от Торонто) и завопила: "Мама! ура! меня приняли в магистратуру в английской литературе!"
Тут была пауза, и мама, явно еле сдерживаясь, звенящим шепотом сказала: "Дура!"

На этом месте я, чуть ли не впервые в жизни, повела себя по-взрослому и сказала: "Мама, я не хочу больше с тобой разговаривать. Передай трубку Маше, пожалуйста."

И месяц мы еще не разговаривали, пока я не собралась переезжать на лето обратно домой, до начала магистратуры. Но мама с тех пор опасается высказываться о моей карьере. Только, поймав меня как-то раз за переводом, кажется, Цицерона, вздохнула в сердцах: "Господи! и откуда ты взялась в семье инженеров!"