August 18th, 2013

Soviet camp (не то, о чем вы подумали) и "Ширли-Мырли"

Первый раз, когда я посмотрела фильм "Ширли-Мырли", он мне страшно не понравился и вообще показался ужасной профанацией (чем он, впрочем, и является). Тут надо заметить, что мне на тот момент было девятнадцать, что ли, лет, и я была очень серьезным человеком, полностью незнакомым с концептом кэмпа (кэмп для меня начался в двадцать два года с "Rocky Horror Picture Show," and I never looked back, as they say).

Так вот, "Ширли-Мырли" - абсолютно гениальное кино, обсуждающее в совершенно непочтительной форме проблемы формирования национальной идентичности в бывшем Советском Союзе. Националистический дискурс, как правило, фокусируется на генетической чистоте, оперируя такими понятиями как "чистота расы" (мы с тобой одной крови, ты и я) и т.д. Но, как убедительно показывает "Ширли-Мырли", на практике генетика в национальной идентичности плетется где-то в хвосте: три главных героя - братья-близнецы, вдруг нашедшие друг друга по судьбе обстоятельств - строят свою национальную принадлежность на таких вещах как фамилия, семья (причем совершенно необязательно биологическая), окружение. Более того, они жарко отстаивают эту идентичность: Роман Алмазов борется за независимость цыганского народа (он "потомственный цыган!" и руководитель табора), Иннокентий Шнипельсон заявляет, что распятый Христос - это "наши сугубо еврейские разборки; гоям - не понять", а Василий Кроликов вообще ярый русофил (ему приходится труднее всего). В замечательной сцене ссоры братьев, одинаковый набор ДНК совершенно не мешает им применять друг другу стеретипы, которые якобы биологически обоснованы ("работать надо, а не водку целыми днями глушить," говорит Шнипельсон Кроликову, за что его называют "жидом пархатым", а он в свою очередь обзывает Алмазова "конокрадом").

Collapse )

раздраженно-рабочее

Когда я только начинала писать резюме, одним из заблуждений, которые из меня выбивали тяжелой гантелей, было следующее: я наивно считала, что такие вещи как, например, место работы или там название программы колледжа, клиент в своем исходном резюме уж наверняка указал правильно. Очень быстро, после того, как меня натыкали носом, я поняла: гуглить нужно все!

Оказывается, среднестатистический гражданин, ищущий работу, не только не умеет, допустим, внятно описать, чем он занимался раньше и экстраполировать общие умения из конкретных задач - это трудно, я понимаю, меня тоже долго тренировали, как это делать. Он не только не умеет четко расставить даты и разделить информацию на внятные категории. Он еще и не умеет банально погуглить, чтобы обнаружить, как правильно называется его компания (раз уж каким-то образом он этого до сих пор не знает).

До сих пор не могу привыкнуть, что люди неспособны правильно указывать такие подробности: даже я могу с помощью интернета, хоть я к ним никакого отношения не имею. А работать хотят - вот этот конкретный человек хочет, между прочим, работать бухгалтером в крупном банке.

the dog days (canicular days, если хочется выпендриться)

Замечательная английская фраза "the dog days" относится к самым жарким дням лета, к томительной духоте в июле и августе. Точно указать на эти дни трудно, так как они привязаны к восходу либо Сириуса (Canis Major, Большая Собачья Звезда), либо Проциона (Canis Minor, Малая Собачья Звезда). Соответственно, в зависимости от широты (а также из-за цикличных колебаний в оси вращения Земли), меняется и восход этих звезд.

Но название какое хорошее, правда? (каюсь, про Большую и Малую Собачьи Звезды я сама присочинила, не знаю, как они по-русски правильно называются) Мало кто, правда, знает про Собачьи Звезды - часто эта фраза объясняется тем, что якобы в очень жаркую погоду чаще становятся бешеными собаки. А вообще собачьи дни в древности считались очень нехорошими: Собачья Звезда приносила с собой дурные предзнаменования и пагубные влияния, останавливая полезные начинания и сея пассивность.

В древности оно и понятно: в жару быстрее портится еда, пересыхают водоемы, разлагаются трупы - так и до чумы недалеко. Останавливаются путешествия, замирает, наверное, работа в полях, трескается земля. Собачьи дни, собачьи, мерцает по ночам Сириус, следит пристальным, нехорошим взглядом.

Но так как мне не надо работать в полях и хоронить в пересохшей земле трупы, я собачьи дни люблю. Этот период, когда постоянно душно, когда засыпаешь под вентилятором, под мокрой простыней, как в обморок падаешь, а просыпаешься уже в белое марево, а по вечерам асфальт дышит жаром, и на заднем дворе трещат оглушительно цикады на одной нескончаемой ноте. Плавишься, плавишься, дрожишь над дорогой миражом, оазисом, прилипаешь к полу, к стулу, к тем, кто подошел слишком близко. Маленькая летняя смерть, растворение в мире.

Но может быть, если как следует молиться на Собачьи Звезды, все обойдется. Как всегда: может быть, все обойдется.