August 21st, 2013

"Мужик?.. Рабочий?.. Прочь их! - / Воскликнул хор сатрапов!"

Пускай шипит слепая злоба,
Пускай грозит коварный враг,
Друзья, мы станем все до гроба
За правду - наш победный стяг!
(Демьян Бедный, 1912)

"That doesn't even make sense," said Hollier.
"It's patriotism - doesn't have to," said Penny.
(Robertson Davies, The Lyre of Orpheus)

Позавчера весь день читала Маяковского, с 1912 по 1917 год включительно. Вчера читала Троцкого, об искусстве и революции.
Прониклась страшно, захотелось декламировать стихи с броневика и вообще строить новый мир.

Сегодня с утра зато прочитала сто страниц Демьяна Бедного - и сразу как-то полегчало.

Гнилая интеллигенция, революционный пыл которой зависит от красоты и искренности пропаганды. Впрочем, возможно, не самый плохой критерий для оценки пропаганды - у меня создалось впечатление, что остро-идеологические режимы боятся и избегают красивого, предпочитая уродливо-монументальное. В литературе же красота считается ненужной и даже вредной - там, где якобы ценится предельный прозрачный реализм, отточенность и неоднозначность фразы может отвлечь и увлечь (за что и поплатился несчастный Андрей Платонов).

Я, честно говоря, не встречала убедительнее пропаганды коммунизма чем "Двенадцать" Блока. Троцкий его совершенно зря так приложил (впрочем, он и Маяковского приложил). Блок, наверное, осознавал силу убеждения этой поэмы; Георгий Иванов описывал в своих заметках, как в бессмертном бреду Блок каялся и умолял уничтожить все существующие копии.

В любом случае, вот немножко Маяковского:
Collapse )