August 22nd, 2013

русалочка Ариэль: бедная, несчастная душа!

С одной стороны, трудно спорить с тем, что диснеевское переосмысление андерсеновской "Русалочки", с заменой бессмертной души на свадьбу с принцем, представляет собой секуляризацию сказки (см. дискуссию в комментариях к прошлому русалочьему посту). С другой стороны, я бы добавила, что диснеевский мультфильм все-таки сохраняет элементы бытового христианства, пусть и в наивной, а иногда и гротескной форме.

Возьмем, например, имя героини. У Андерсена она безымянна, как и остальные персонажи, но Дисней называет ее Ариэль  (Ariel). Сейчас это женское имя довольно распространено, но в 1989 году, когда вышел мультфильм, оно было в основном известно по ассоциации с шекспировской "Бурей", как имя духа, освобожденного Просперо. Этимология имени неизвестна (вряд ли она у Шекспира библейская, хотя мнения расходятся), но имя звучит как игра на слове "aerial" (воздушный) - шекспировский Ариэль действительно летает и может становиться невидимым.
Андерсеновская сказка заканчивается, когда героиня становится одной из Дочерей Воздуха - невидимым и воздушным духом, присматривающим за людьми - как шаг к обретению бессмертной души. Судя по имени героини, этот шаг встроен в мультфильм по умолчанию: Дисней не игнорирует этапы путешествия андерсеновской русалочки, но как бы сигналит своей аудитории, что для его героини они не имеют значения. Ариэль не нужно делать никакого трудного выбора; она уже Дочь Воздуха, как указывает ее имя, и от человека ее отличает только физическая форма.

Collapse )