February 7th, 2014

настоящие джентльмены

В русскоязычном обществе на фэйсбуке идут горячие споры о романтике и Настоящей Любви, а мне по ассоциации вспомнилось, как электрик К как-то пошел на свидание с дочерью маминой знакомой. Такая вот ситуация, как из романа середины века: у мамы - электрик К, у знакомой - дочка его возраста разведенная. Как тут было не попытаться создать новую ячейку общества?

Сначала они поболтали по телефону - вроде бы ничего. Договорились встретиться на кофе: причем буквально на сорок минут, потому что было там какое-то фатальное несовпадение расписаний. Ознакомительная встреча, то есть.

И вот девушка эта опоздала, причем минут так на двадцать. Электрик К сидел, пил свой кофе, читал, наверное, книжку, или там в шахматы играл по телефону, ждал, ждал; наконец-то вбежала, села за столик.
Посидели они двадцать минут, чего-то там поболтали, разошлись. Стало ясно, что второго свидания, скорее всего, не будет - не пришлась девушка электрику К, да и он ей тоже, кажется, не очень.

Но вот через день-два девушка электрику К звонит и говорит: я мол, просто хотела сказать тебе, что воспитанные мужчины так не поступают!
Как? тупит электрик К.
Да вот так! кричит девушка. Я двадцать минут с тобой разговаривала, а ты так и не спросил, хочу ли я кофе!

Тут стало ясно, что общение со мной электрика К непоправимо покалечило. Ему даже в голову не пришло, что девушка, придя в кафе и желая кофе, может не говорить "о, я вижу, ты уже пьешь, я сейчас тоже возьму, момент" или хотя бы "а я тоже хочу но принципиально не буду платить два доллара!", а может сесть и двадцать минут угрюмо желать кофе и ожидать, пока ее об этом спросят. Так вот феминизм в корне убил еще одну потенциальную романтическую историю.

балет "Красный вихрь": 1-й процесс

Я уже которую неделю медитирую на это ранне-советское либретто и все больше убеждаюсь, что Борис Гройс все-таки прав: соц. реализм напрямую вырастает из русского авангарда. Ну невозможно их четко разделить.

«В 1924 году на одном из театральных диспутов во Дворце труда ко мне подошла группа рабочих «Красного треугольника» с просьбой разъяснить им содержание либретто, опубликованного в программах бывшего Мариинского театра, выпустившего новый балет «Красный вихрь» в постановке талантливого балетмейстера Федора Лопухова. Либретто гласило:

«1-й процесс.
Эпоха, предшествующая русской революции.

  1. Накопление элементов социалистического миросозерцания без националистической окраски.

  2. Накопленная музыкальная энергия превращается в световую, отражая в ней все более и более возрастающий комплекс социализма.

  3. Дальнейшая трансформация энергии из музыкальной в световую и далее в форму живого организма.

  4. Хореографическое адажио классического плана, характеризующее социализм...»

(Б.М. Филиппов, Как я стал домовым [Москва: Искусство, 1974], стр. 121-122.
See also Boris Groys, “The Birth of Social Realism from the Spirit of the Russian Avant-Garde,” in The Culture of the Stalin Period, ed. Hans Günther [London: MacMillan, 1990], 122-148).