April 5th, 2014

бытовое конокрадство

Когда-то лет шесть назад со мной поделились не то болгарским, не то сербским комплиментом, который звучал так: "Я бы пошел с тобой воровать коня." Это значит - на тебя можно положиться даже в нестандартных ситуациях (как в рассказе О. Генри "На помощь, друг!").

С тех пор я все раздумываю над этой фразой, и чем дальше, тем больше убеждаюсь в ее хрустальной звонкости и ясности, а также исключительной полезности. Со временем, для удобства, я разделила ее на три ступени:

Collapse )

просто поделиться прекрасным из Шкловского

"Существует, кажется, у Тита Ливия старинная латинская легенда:
"Боги торгуются с Нумой Помпилием о характере жертвоприношения, им угодного (стиль Тита Ливия). Боги хотят человеческого жертвоприношения. Нума Помпилий притворяется, что их не понимает.
- Мы просим нечто человеческое, - говорят боги.
Нума предлагает клок человеческих волос.
- Мы спрашиваем нечто живое, - продолжают боги.
Нума накидывает две живых рыбы.
- Мы спрашиваем нечто круглое, мы требуем головы, - говорят боги.
Нума предлагает головку лука."
Итак, боги получают совершенно ненужный им ассортимент.
Приблизительно такие разговоры происходят сейчас между сценаристами и Главполитпросветом.
ГПП нужно нечто живое человеческое, основанное на живом материале, выражающее взаимоотношение классов.
Сценаристы предлагают рыбу, лук и надписи.
Разговоры длинные и тягостные."
[Шкловский, Гамбургский счет, 1928, стр. 143]

P.S. Ну и с российскими законами тоже происходит нечто похожее, насколько я вижу.

какой язык роднее?

Раздражает идея, что родной язык - это тот, с которым ты вырос. Вот мой случай: я по-английски начала сносно говорить и читать только в пятнадцать лет. Казалось бы, русский родной, английский приобретенный, да? Но.

Мой мысленный переводчик четко срабатывает в одну сторону: с русского на английский. Например, как недавно выяснилось, я могу слушать, что мне кто-то говорит на русском, и параллельно печатать это все на английском. Когда я делала для одной профессорши переводы, это именно так и работало: я просто перепечатывала то, что было на странице, лежащей передо мной. Только страница была на русском, а печатала я на английском.

А вот обратно все трудно. Пишу на русском языке статью. Пока работала с источниками на русском, еще было нормально (притерпелась, хотя сначала голова гудела). Теперь начала подводить теорию: сижу, передо мной Деррида на английском (еще и перевод с французского!!), Эткинд опять же на английском, и я на все это смотрю как баран на новые ворота и борюсь с соблазном просто взять и на английском дать нужные цитаты. Более того, анализ, основанной на этой теории, тоже в мозгу возникает на английском языке, и мне его надо переводить на русский, а он не идет!

И вот после всего этого я русский должна считать родным языком, а английский приобретенным.