August 6th, 2014

причащение телом Ленина (а также явление Ленина народу)

Роясь в глубинах Интернета, совершенно случайно наткнулась на описание прекрасного арт-перформанса под названием "Мавзолей Ритуальная модель", в котором участники ели торт, изготовленный в виде тела Ленина в натуральную величину. Старый перформанс, кстати, еще в девяностых сделанный. Причем описание было очень гневное, называло перформанс "мерзопакостным спектаклем", и возмущалось, что "Только вконец ненормальные, с больной психикой шизоиды могли сотворить то аморальное, кощунственное действо, которое было поставлено 30 марта в галерее наивного искусства "Дар", что в центре Москвы, на Малой Полянке." Там еще много чего замечательного понаписано, в том числе и о безнравственности, и об осквернении святынь, и т.д.

И вот это, в некотором роде, очень интересно соединяется с нашим недавним обсуждением табу на некрофилию: для меня вред таких табу заключается частично в том, что они в принципе игнорируют вопрос "кому от этого вредно?", а фокусируются вместо этого на каких-то расплывчатых нравственных принципах, по которым тут, например, получается, что как расстреливать - то это великий вождь, а как есть торт необычной формы - так это ненормальные шизоиды.

Причем как раз этот перформанс - вообще на грани гениальности, и я бы сама с удовольствием на него посмотрела или приняла участие. Ну раз уж мы положили останки вождя на главной площади и поклоняемся им всей страной, то ритуально им причаститься - это самый логичный следующий шаг. Тем более что, как я уже неоднократно писала (например, тут и тут), в советской литературе вообще наблюдается ярко выраженный культ физического присутствия Ленина.

И очень интересные формы он принимает, в частности, в биографиях советских актеров. Я тут по долгу службы потихонечку пилю такие биографии и вообще рассказы о советском театре, и заметила, что если какому-то актеру пришлось играть Ленина, то, как правило, много места отводится не просто описанию роли, но еще и рассказу о том, как актер сначала сомневался в своих способностях и пытался отвертеться, но потом, склоня голову, принял эту святую ответственность, и начал пытаться, в буквальном смысле, принять в себя дух умершего вождя. Одни актеры путешествуют по ленинским местам и сидят там часами, чтобы на них снизошел этот самый дух, которым пропитались там стены, другие изучают полное собрание сочинений вождя, и особенно рукописи (по отношению к средневековому христианству есть такое понятие - textual relic, текстовые мощи или contact relics. вот это именно оно - вещи, которые не являются частью тела святого, но как бы заряжаются святостью через контакт с ним).

Collapse )