August 22nd, 2014

карго-культ высокой культуры: букеты Маяковского и игрушечные самолеты Шекспира

Этот феномен во многом мне кажется именно русскоязычным, возникшим частично как результат советского концепта "культурности" как обладания неким расплывчатым набором характеристик, который не может быть четко привязан ни к социальному классу, ни даже к уровню образования. Это правда, что в русскоязычном интернете можно зачастую встретить обсуждения того, что, мол, аристократичных предков сразу видно по поведению человека, или что количество поколений, живших в городе, производит какой-то кумулятивный генетический эффект, но в то же время "культурность" как таковая прямо не зависит от этих условий.

Вместо этого, пост-советские пользователи, которые заинтересованы в идее "культурности", зачастую пытаются создать ее ссылками на какие-то известные имена или тексты. Я называю этот тип активности карго-культом потому, что он в буквальном смысле является захватывающей попыткой имитации работы с информацией. То есть, насколько я могу судить, такие люди путем наблюдения за разговорами установили, что другие используют, например, в споре цитаты, а также просто ссылки на авторитеты или на конкретные исторические факты, и таким образом придают весомость своему аргументу. В то же время, в процессе наблюдения поклонники карго-культа не учитывают всю ту работу, которая проделывается как бы за кулисами: собственно, чтение исходных текстов, изучение истории, принятие во внимание контекста, примерение логики и т.д. Они, собственно, зачастую привязывают весомость к одной вещи: к имени известного автора или исторической фигуры.

Именно отсюда, по моему мнению, идет этот странный тренд разбирания произведений на цитаты, который я постоянно вижу в русском фэйсбуке. При этом не учитывается никакой контекст, включая то, кем, собственно, слова произнесены в произведении. Естественно, что таким образом любому автору можно приписать практическое любое мнение, но невозможно объяснить поклонникам карго-культа, что пафосное "To thine own self be true / And it must follow, as the night the day, / Thou canst not then be false to any man" (будь верен сам себе, и из этого следует, как ночь за днем, что ты тогда не сможешь быть неверен никому другому) - это вовсе не мнение лично Шекспира. Это говорит Лаэрту Полоний, который в следующем акте посылает слугу шпионить за сыном и распространять о нем фальшивые слухи. Не надо это повторять, как аксиому, проверенную временем.

Collapse )

правители в эротических снах граждан: Елизавета Великая и Владимир Путин

Замечательная И. рассказывает о вчерашнем сне подруги, живущей в России: "И вот она подходит к ванне, а там лежит голый Владимир Путин. И тут она видит, что у него - ну очень маленький..."
"Это многое объясняет," замечаю я.
"Но несмотря на это," перебивает И. "такая от него энергия исходит, просто волной! Невозможно устоять."
Некоторое время мы растерянно смотрим друг на друга.
"Но ты это, не думай," говорит И. "она не это... не путинистка совсем. Даже, скорее, анти."
И вот когда даже анти-путинистам снятся эротические сны с голым президентом в ванне, излучающим мощные волны энергии, и даже маленький член снящегося президента не помеха его гипнотической власти, тогда уже можно обсуждать личные отношения с властью в жизни всех граждан.

И мне сразу вспомнился Саймон Форман, которого Луи Монтроз упомянул в своей статье "'Shaping Fantasies': Figurations of Gender and Power in Elizabethan Culture," (Representations 2, 1983: 61-94). В 1597 году, Форману (который был астрологом, доктором, любителем театра и страшным бабником впридачу), приснился следущий сон:

Collapse )