August 31st, 2014

плохой муж? молитесь Св. Анкамбер

Итак, следующий гость на нашем шоу - замечательная средневековая святая, известная в Англии как St. Uncumber, а более официально - St. Wilgefortis (возможно, исковерканное "virgin fortis" - сильная девственница). Что именно значит имя "Uncumber" - точно неизвестно, но Томас Мор в своей работе "A Dialogue Concerning Heresies" (Диалог о ересях, 1530) шутит на эту тему следующим образом: "she good soule is as they saye seryud and content with otys. Whereof I cannot perceyue the reason / but yf it be bycause she shold proyude an horse for an euyll housbonde to ryde to the deuyll upon. For that is the thynge that she is so sought for as they say. In so moch that women hath therfore chaunged her name / and in stede of saynt wylgeforte call her saynt Uncumber / bycause they reken that for a pecke of otys she wyll not fayle to uncomber theym of theyr housbondys" (Она, добрая душа, как говорят, довольна овсом, который ей подносят. О причине этого я не могу догадаться, если только она не предоставляет лошадей плохим мужьям, чтобы они ехали прямо в ад. Потому что, как говорят, именно из-за этого она так и востребована. Так что женщины даже поменяли ее имя, и вместо Св. Вильгефорт называют ее Св. Анкамбер [прим. переводчика - имя звучит глагол "избавить, освободить от бремени" - в современном английском "disencumber"], потому что думают, что за чуть-чуть овса она не преминет избавить их от мужей).
Традицию подношения овса, кстати, подтвердил в 1538 и злобный Джон Бэйль, бывший монах и ядовитый критик католицизма. В его пьесе под названием A Comedy Concerning Three Laws of Nature, Moses and Christ, Corrupted by Sodomites, Pharisees, and Papists [Комедия о трех законах Природы, Моисея и Иисуса, извращенных содомитами, фарисеями и папистами], персонаж по имени Идололатрия предлагает тем, у кого проблемы со сном, пожертвовать овса Св. Анкамбер (“If ye cannot sleep, but slumber, / Give oats unto Saint Uncumber”).

Насколько прав Мор в своих этимологических изысках - неизвестно, но эту святую действительно очень любили женщины, и именно по этой причине: считалось, что она может освободить женщину от плохого мужа (что до эпохи разводов было, несомненно, очень ценным качеством). Я мало знаю о ее интернациональной карьере, но если верить Википедии, в Голландии ее звали "Ontkommer" (сбежавшая), в Италии и Испании "Liberata" и "Librada" (освобожденная), а во Франции "Debarras" (избавление).
История этой святой, как и vitae многих девственных мучениц, является рассказом именно о таком избавлении от нежеланного брака. Вкратце: отец пообещал Анкамбер в браке некому королю (предположительно язычнику), и в отчаянии она взмолилась богу, после чего у нее вырасла длинная, окладистая борода. Когда же жених от нее отказался и таким образом разрушился выгодный альянс, отец Анкамбер в гневе распял ее.

Collapse )

популярная культурология, или монахи на стриптизе

Я очень, очень за популяризацию академических тем! Но почему-то российские культурологические исследования, написанные для широкой аудитории, зачастую вдруг начинают говорить языком таблоидов и читать их совершенно невозможно.

Вот, например, из вступления к "Типологии советской массовой культуры: Между "Брежневым" и "Пугачевой" Татьяны Чередниченко:

"В сущности, музыкальная наука до сих пор не имеет инструментария для изучения "простой" музыка. Поэтому о поп- и рок-музыке (не о ее текстах, социальных или культурных функциях, а именно о музыке) научная мысль, не говоря уж о газетно-журнальной публицистике, пока больше нечленораздельно "мычит", как версификатор, у которого в голове уже есть метрический рисунок стиха, но еще нет слов. [...] Разумеется, в будущем следует специально заняться теорией музыкально-простого. Ведь без нее музыковедение постоянно будет распадаться - как сейчас - на элитарную "абракадабру", которая пугает широкую публику больше, чем физика элементарных частиц - второгодника, и на профаническую журналистскую "дребедень", которая ученым кажется столь же непотребным, как стриптиз - монахам".

Collapse )