January 20th, 2015

традиционная семья и суп

Запрос в Гугль: как научиться варить мало супа?
или как научиться быстро его есть?

Я надеялась, что Суровый Мужчина будет мне в этом опорой и т.д., но он деликатно съел две ложки и объяснил, что не любит овощи в супе.
Я понимаю, у него психотравма, результат советского детства. У меня, кстати, тоже. Я долго над собой работала: не ела суп, не варила овощи. Потом полтора года повстречалась с вегетарианцем, и меня отпустило.
Кроме того, у меня вкусные овощи. Даже не очень овощи: шпинат, аругула, грибы. Сок от чили.

Кстати, о чили. Пока мы с Суровым Мужчиной играли в традиционную семью (он за компьютером с умным лицом, я на кухне в фартучке), я почистила голыми руками два чили перчика, украденных у соседки. И довольно быстро поплатилась за жадность и глупость, когда невыносимо начало жечь руки.

Побегав по квартире с кусочками льда, я села методично пробовать нагугленные способы излечения: сначала потереть солью и смыть молоком, потом протереть оливковым маслом, потом прополоскать руки в виски, подаренным Госпожой Педерсон (тут мы слегка поспорили - среднего рода виски или мужского?). На стадии виски стало понятно, что для традиционном семьи я не гожусь, и мы собрались и по ассоциации поехали в бар.

И тут-то Суровый Мужчина проявил себя как настоящая опора: останавливаясь на светофоре, остужал мне руки пальцами, холодными от руля, а в баре дал подержать ледяной джин и тоник.
Тут-то у меня и прошло.

А ведь он сразу посоветовал виски не использовать для полоскания, а принимать вовнутрь.

Ирина Умницер, в девичестве Петровна

Читаю Eugen Ruge, In Zeiten des abnehmenden Lichts (In Times of Fading Light), в переводе на английский. Книга хорошая (хоть и не "сага" никакая, несмотря на то, что все рецензии используют это слово): скорее, история двух браков и мальчика, юноши, мужчины, ими выращенного. Его отец - немец, принявший социалистические идеалы к сердцу, поехавший работать в Россию и там сосланный как политический, еще до второй мировой, позже женившийся на русской и потом вернувшийся в ГДР. То есть все очень близко моему сердцу.

Перевод тоже отличный, хотя переводчица почему-то не принимает во внимание то, что латинские буквы по-разному читаются на немецком и на английском, и потому транскрипцию русских слов хорошо бы поправить, чтобы слово "цыган" не было написано "zygan," пугающе для моего англоязычного глаза.

Но зато в списке персонажей написано следующее:

Werner and Kurt Umnitzer
Irina Umnitzer, nee Petrovna (Ирина Умницер, в девичестве Петровна)
Nadyeshda Ivanovna
Alexander Umnitzer

Сначала я, вздохнув, подумала, что это очередная "бабушка по имени Петрович", но оказалось, что автор вполне понимает концепт отчества. Например, Надежда Ивановна, пожилая мама Ирины, вывезенная ею в Германию, очень радуется, когда зять ее называет по имени-отчеству. И предполагаемого отца Ирины зовут как раз-таки Петр.

Единственная версия: автор считает, что в России, как в Исландии, отчества используются вместо фамилий. Или что у русских женщин нет фамилий в принципе.
И это тем более странно, что сюжет частично списан с его собственной семьи - т.е. автор родился на Урале. Может, и по-русски немного говорит, я бы не удивилась.
Или можно было даже спросить у кого-нибудь.