January 24th, 2015

когда мама - медведица (мамы и дочки в американских мультфильмах)

Мурр так волшебно написала о мультике Frozen (Снежная королева), что мне тоже захотелось об этом поговорить. Несколько лет назад Пиксар сделал мультфильм Brave (Храбрая сердцем), который ожидали с большим нетерпением, т.к. он должен был быть о смелой, неженственной принцессе, а потом как-то очень быстро забыли, и частично, мне кажется, потому, что он довольно откровенно обсуждает проблему отношений между мамой и дочкой.
Именно с этой темой американские мультфильмы обычно обращаются в очень завуалированной форме. Например, в Tangled (Рапунцель) - абьюзивная мама, маниакально удерживающая дочь при себе, оказывается не просто неродной, а вообще злой ведьмой, укравшей ее у настоящей, любящей матери. В Coraline Тима Буртона - еще интереснее. Главная героиня, во многом - ребенок, заброшенный занятыми родителями - уходит в "зазеркальный" мир, где все крутится вокруг нее, а ее реальные соседи становятся персонажами ее личной сказки. Этот мир управляется ее "the other mother" (ее "другой" матерью, изнанкой и отражением настоящей, отсутствующей мамы), которая хочет Коралину сделать своей куклой, уничтожить эмоционально - пришить ей вместо глаз черные пуговицы и любить сильно-сильно, пока не залюбит вконец.

А вот в "Храброй сердцем" проблематичные отношения между мамой и дочкой не заметаются под ковер существованием "настоящих", хороших мам.Collapse )

религиозный сюрреализм: эксгумация, мощи и фальшивая Дева Мария

Нашла у самой себя, еще из периода диссертации. Старое, но любопытное:

То, чем я занимаюсь сейчас, можно сформулировать так: полеты фантазии в Англии шестнадцатого века. То есть - воображаемые элементы в текстах, которые якобы описывают исторические события. То есть, в основном, протестанская антикатолическая пропаганда.
Загвоздка в том, что в Англии шестнадцатого века царил такой сюрреализм, что фантазию от реальности отличить бывает очень нелегко. Медиевисты, бывает, жалуются, что в средневековых текстах откровенная выдумка зачастую выдается за правду. У меня наоборот: читаешь, думаешь - ну точно присочинил автор, начинаешь копать историю - оказывается, что примерно так оно и было.
Джон Фокс, составитель знаменитой "Книги мучеников" (The Book of Martyrs), описывает события, произошедшие, когда к власти пришла Мария Тюдор, она же Кровавая Мэри. Предистория: во время правления Эдварда Шестого, итальянец Питер Мартир был приглашен в Оксфорд как профессор, а при возвращения католицизма он, конечно, покинул страну (тут уже немножко начинается путаница, так как фамилия итальянского профессора - Martyr - по-английски и значит "мученик", но он вполне себе историческая личность).
Так вот, Питер покинул страну; но пока он был Англии, умерла его жена Катерина (кстати, бывшая монахиня, хотя Фокс ничего про это и не упоминает), и была похоронена на территории Оксфорда, недалеко от мощей Св. Фридесвиды (покровительницы Оксфорда и по сей день). И вот, пишет Фокс, злобные католики, недовольные тем, что какая-то протестантка оскверняет собой гробницу, выкопали Катерину и бросили ее тело на помойную кучу.
Когда же через несколько лет королева Мария умерла и к власти пришла Елизавета, было решено захоронить Катерину обратно, смешав ее кости с костями Св. Фридесвиды, чтобы, если какой-то безумец захочет опять ее выкопать, он бы не смог разделить двух женщин (if anyone "will be so mad hereafter to remove this woman's bones again, it shall be hard for them to discern the bones of her, from the other").

Collapse )