May 17th, 2015

выносимая тяжесть бытия в детских книжках

Перечитала "Паутину Шарлотты" (буду ее преподавать через неделю). Рыдала.

По-моему, это отличительный признак хорошей детской литературы - когда персонажей не обязательно делят на героев и злодеев, а говорят читателю, пожимая плечами, что ну вот просто так сложилось.

Даже Капитан Крюк в "Питере Пэне" - он ведь неплохой. Он человек идеи. Он ходил в строгую школу для мальчиков и всю жизнь, страдая, пытается каким-то образом воплощать ее идеалы. Главный идеал - это хорошая форма ("good form" - правильный социальный перформанс). И самый большой трагический парадокс его жизни: чтобы иметь хорошую форму, надо не думать о том, есть ли она у тебя. А Крюк думает. И страшно этим мучается. Потому что вот так сложилась его жизнь, и неважно, что его боятся невежественные пираты и глупые мальчишки.

Похожая динамика характеризует "Паутину Шарлотты". Ну разве были бы владельцы поросенка Вилбура плохими людьми, если бы они зарезали его на Рождество, как собирались? Разумеется, нет - ведь для этого и растят поросят.

Collapse )