August 31st, 2015

против ностальгии о временах рыцарей

В очередной раз поражаюсь отсутствию в рыцарской литературе не просто отсутствию социальной мобильности (ее, допустим, можно частично объяснить ограничениями жанра), но в принципе полной невозможностью какого-либо социального соревнования между классами. Это хорошо помнить любому, кто вздыхает по тем романтическим временам, когда мужчины чтили кодекс чести и блюли клятвы.

Например, в "Смерти Короля Артура" (глава "Война короля Артура против Императора Люциуса", в которой Артур захватываем Рим), Сэр Гавейн побеждает в битве некоего Приама, отец которого потомок самих Александра и Гектора, и, когда приходит время после поединка познакомиться, в шутку говорит ему: "Я вообще-то не рыцарь. Меня вырастили в доме Короля Артура, где мне доверяли присматривать за доспехами и одеждой. В прошлом году он сделал меня королевским служителем, и дал мне лошадь, сбрую и сто фунтов денег" (здесь и далее близкий к тексту пересказ).
Приам натурально шокирован, что простолюдин настолько отличился в битве. Тогда Гавейн, хихикая, признает, что он-таки знаменитый рыцарь, что ему давеча присвоили герцогское звание, и потому "не завидуй, что мне была дана такая милость; доброта Божья подарила мне силы".
Фух, говорит Приамус с облегчением, "это радует меня больше, чем если бы ты мне дал мне весь Прованс и богатый Париж. Я скорее хотел бы быть разорван дикими лошадьми, чем если бы какой-то слуга одержал надо мной такую победу, или какой-то паж или прислужник получил от меня такой приз".

Другими словами, Мэлори на момент создает ситуацию, в которой можно задать вопрос: "А что если простолюдин одержит победу над рыцарем?",Collapse )