December 13th, 2015

непоправимые поступки и невосполнимые потери: вечная зима в балете "зимняя сказка"

В ноябре у нас шел балет шекспировской "Зимней сказки" (The National Ballet of Canada and the Royal Ballet, UK; музыка Joby Talbot, хореография Christopher Wheeldon). Я, признаюсь честно, пошла несколько обреченно: не то что я не люблю балет как таковой, но виденные мной ранее постановки были построены по принципу "немного сюжета, а теперь двадцатиминутная сцена, в которой танцоры показывают свое мастерство". Я не высокий ценитель, мне мастерству классического балета трудно отдать должное, мне хочется дальше, в рассказ. На "Спящей красавице" я даже, помню, задремала: там то все феи по очереди исполняли соло на сцене, то какие-то дворцовые балы и теперь все исполняют парные номера, и так далее. А тут еще Шекспир!

Так вот. "Зимняя сказка" оказалась, как говорит программка, "narrative ballet" - то есть, я так понимаю, сочетание балета с интерпретативным танцем. И они танцевали сюжет, причем танцевали так, что весь ряд рыдал, и я тоже рыдала, хотя я "Зимнюю сказку" не очень и люблю на самом деле, но этот балет как раз дотянулся до того, нелюбимого, вытащил его на свет.

Все дело в том, что в "Зимней сказке" настоящими мне всегда казались только первые три акта. Бессмысленная, разрушающая ревность Леонта, отчаяние Гермионы, смерть ребенка, младенец, оторванный от матери, Антигон на чужом берегу, убегающий от медведя в никуда, в смерть, в вечную зиму. В метатеатральном смысле - эта история и есть то, что маленький Мамиллий рассказывает маме, объясняя, что "зимой - лучше всего грустная сказка".
И вот это было сыграно безупречно. Танец Леонта с Поликсеном - и втроем с Гермионой, и зарождающаяся ревность, и Леонтий, крадущийся между колонн, в зеленом мертвенном свете своей больной фантазии, в котором жена с его лучшим другом корчатся от преступной страсти, и суд над Гермионой, черный, неприступный король, для которого мольбы жены - пустой звук, и маленький мальчик в ночной рубашке, волочащий игрушку, спускающийся в этом время, шаг за шагом, по бесконечной лестнице, а потом беззвучно падающий, не в силах пережить происходящего. А на сцене - зима, снежинки, сугробы на заднике, и на Антигона встает зимний медведь-демон, страшный, бесформенный, огромный, всех съест, ничего не оставит.

Collapse )