November 23rd, 2017

of mice and women

На уроке артурианской литературы обсуждали историю батской ткачихи из "Кентерберийских рассказов" Чосера: чего же все-таки хотят женщины, женщина как метафора в средневековых работах, мизогиния и т.д.

Тут студенты обнаружили, что вдоль стены осторожно идет мышь-полевка. Дискуссия, конечно, стала: все повскакивали, повытягивали шеи, стали рассматривать.
Ловила мышь одна студентка в картонный стаканчик, чуть не плача от умиления, а другая блокировала мыши пути к отступлению (чтобы та не бросилась под столы, а потом в центр комнаты). Третья студентка стояла с учебником наготове, чтобы заточить мышь в стаканчике. Дальнейшую судьбу животного я лично не видела, но по их словам, выпустили в садике под прикрытие плотного плюща, "чтобы она не замерзла".

"Вот так сегодня мы разрушили еще одно стереотипное представление о женщинах, будто они при виде мышей кричат и запрыгивают на столы," радостно сказали студентки.

Я с ними спорить не стала. Но как человек, неоднократно ловивший мышей в подручную посуду, считаю, что пронзительный визг в этом деле очень помогает: мыши от него цепенеют и теряют способность ориентироваться на местности.
С другой стороны, я мышей в свое время ловила не для того, чтобы улучшить качество их жизни.
И вообще, все, что происходит во время урока, по умолчанию считается литературным приемом.