дикий филолог (queyntefantasye) wrote,
дикий филолог
queyntefantasye

талант любви

Есть такие люди, с талантом и неутомимой жаждой любви. Они умные, всегда очень умные, потому что любовь - трудоемкая штука, она оттягивает все ресурсы, для нее нужно терпение и стремление, и божья искра. Люди с талантом любви не берут твой подбородок, не поворачивают насильно к себе - они знают, что попугайчики в тисках не живут, что взгляд в глаза ценен только тогда, когда ты не можешь удержаться и подглядываешь за ними тайком, или не тайком, когда сама хочешь смотреть, потому что в их взгляде делаешься такой, какой всегда хотела быть, сама не понимая.


У таких людей - пронизывающий взгляд ценителя искусства. Они видят, как лепятся друг к другу кости и мышцы, в каком неповторимом ритме бьется пульс. Они все видят и обо всем говорят, и все способны полюбить, их любовь - самая искренняя, потому что не видит помех и нечеткостей, как фанатичный зоолог, разглядывающий любимое животное.

Они любят сказку: все сюжетные линии обязательно сходятся, и все детали к месту. Они неутомимо плетут любовь, угадывая самые волшебные прогулки, щедро даря и фонтан и солнце; их подарки всегда то, о чем мечталось, с какими-то милыми, сумасшедшими деталями, которым будут завидовать знакомые. Они выучат твое тело, и раскроют тебе свое, чтобы совпали ритмы пульса, и крошка костей перемешалась, чтобы весь твой мир сетью линий стремился к ним, под каждым булыжником, под винтажной чашкой в магазине, под колесом машины скрывая только вам двоим известный секретик (стеклышко и цветочек, и ракушка).

И этого никогда недостаточно. Высокое искусство ценителя хиреет, загнанное в одну сказку, одну сюжетную линию, подчиненное одному пульсу. Сказочник устает от одной и той же истории, устает создавать тебя глазами снова и снова; фокусника, наверное, подташнивает от восторга зрителя, когда раз за разом выпускаются те же самые голуби. Ценитель искусства не хочет больше любоваться одной и той же картиной. Неутомимая жажда любви ищет других, таких же искренних восторгов, новых секретов, непокоренных территорий, ненарисованных карт.

Они не понимают, люди с талантом любви, почему ты вдруг бьешься, как попугайчик в тисках, почему обнаруживаешь вдруг, что лицо уже не отвести, как этого не хочешь, а перед глазами уже ничего, пустота. Раскрошенная кость и мир, нарезанный в дикие линии параллелей и меридианов, больше не принадлежат сюжету, и ты идешь, тупо и слепо поднимая булыжники и чашки, а под ними - стеклышки, цветочки, ракушки. И только, и только.

Как будто вдруг ты открыла руку, стоя на тротуаре незнакомого города, и посмотрела на монетки, которые таскала зажатыми в кулаке, золотые, с чеканным профилем с одной стороны и числом - с другой. Кажется, было бы легче понять, что ты просто ошиблась, что это алюминий, покрашенный блестящей краской. Но нет, нет, они все такие же, золотые, тяжелые, вдруг оттягивающие руку до боли и немоты, - вот только, оказывается, купить на них в этом городе ничего нельзя.
Tags: soap opera
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments