дикий филолог (queyntefantasye) wrote,
дикий филолог
queyntefantasye

из академического

Я всегда считала, что настоящий, правильный академик должен писать захватывающе. (Хотя, помню, в какой-то статье прочла комментарий одного пожилого академика про своего коллегу: что, мол, тот писал так красиво, что его идеям невозможно было доверять...) Путем долгих исследований, я установила, что лучше всего пишут медиевисты - видимо, сочный стиль просто необходим, для того, чтобы передать временной колорит.
Вот и вчера, студенты мои в классе писали сочинение, а я читала Арона Гуревича (все те же "Проблемы Средневековой Народной Культуры") и неудержимо хрюкала в рукав.


"Посягательство короля Хильдеберта на церковные владения, считавшиеся собственностью отшельника Метрия, вызвало месть последнего: король заболел, облысел, потерял бороду (длинные волосы были, как известно, отличительным признаком Меровингов) и приобрел такой вид, будто он уже был погребен, а затем выброшен из могилы." (87)

"Другая монашка тоже забыла, куда спрятала любимое свое деревянное распятие, и в слезах молилась. Сын божий пожалел ее, и она услышала: "Не плачь, дочь моя, я лежу в мешочке, что ты спрятала под подстилку."" (308)

"Некий боннский каноник никогда не склонял головы перед алтарем в церкви, посвященной святому Петру и Иоанну Предтече. И вот однажды ночью ему во сне явился Креститель, горько пеняя ему за непочтительность и гордыню. Не довольствуясь упреками, святой нанес канонику такой удар ногой в живот, что тот пробудился вне себя и от ужаса и от боли..." (314)

И, в заключение, Гуревич цитирует из книги Акселя Мунте о его жизни в Италии в начале века:
"Клиентами дона Бартоло (апетекаря) были главным образом обитатели соседних монастырей. У прилавка всегда сидели священники и монахи, оживленно обсуждали события дня и новые чудеса того или иного святого, а также сравнивали чудотворную силу различных мадонн. Бог упоминался очень редко, а сын божий - никогда. Однажды я отважился сказать старому монашку, с которым был особенно дружен, что меня удивляет, почему в их спорых не слышно имя Христа. Старичок охотно сообщил мне, что, по его мнению, не будь Христос сыном Мадонны, его и не почитали бы вовсе. Насколько ему было известно, Христос никогда никого не спасал от холеры. Его пресвятая матерь все глаза из-за него выплакала, а как он ей отплатил? "Жено, - сказал он ей, - что мне до тебя?"
- Percio ha finito male, - вот почему он так плохо кончил!" (333-334)

Tags: arôme académique, кунсткамера
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment