дикий филолог (queyntefantasye) wrote,
дикий филолог
queyntefantasye

Category:

Какой тоской душа ни с ажена, / Быть стоким заставляют в емена

По долгу службы, читаю разнообразные англоязычные работы по советскому Шекспиру. Открыла для себя замечательное: американские академики почему-то считают, что для таких исследований русским владеть вовсе необязательно. Особенно этим отличаются те, кто пишут про фильмы Козинцева - видимо, считают, что визуальный компонент перевешивает значимость лингвистики.

Вот, например, опубликованный год назад труд Tiffany A.C. Moore под названием "Kozintsev's Shakespeare Films: Russian Political Protest in Hamlet and King Lear," основанный, я так понимаю, на ее диссертации. Мур объясняет, что до нее исследователи слишком мало уделяли внимания политическому контексту создания фильмов, и она собирается это дело поправить. Проект замечательный, если бы не одна загвоздка: уже в предисловии Мур упоминает свои "linguistic and geographic limitations." Перевод: она не читает русский и не работает с архивами. Вся книга основана на материалах, которые либо доступны в переводе, либо (внимание!) фрагментарно переведены в виде цитат в чужих работах. У меня в университете еще на степени бакалавра за такое "as quoted in" дрючили немилосердно (источники надо читать, источники!), а вот для американских профессоров, занимающихся литературой, это, оказывается, нормально. Естественно, единственный политический контекст, который Мур может воспроизвести, уже многократно описан другими исследователями.

Но это ладно - по крайней мере, Мур добросовестно поработала, читая доступные материалы, сделала общий обзор для начинающих. В конце концов, к 2012 таких материалов уже на английском достаточно (хотя, если судить по ее библиографии, она не знает, какое количество людей сейчас работает по советскому Шекспиру, отделывается материалами по истории барда в дореволюционной России - сколько ей еще открытий в этой области!).

С другой стороны, представляю вашему вниманию захватывающую статью by Kenneth Womack, "Assessing the Rhetoric of Performance Criticism in Three Variant Texts of King Lear," опубликованную в 1993 (Yearbook of Comparative and General Literature 41). Вот как Вомак описывает проблемы, связанные с выбором актера на главную роль: "An Estonian, Jarvet could scarcely understand the Russian dialect spoken by Kozintsev and the rest of the troupe..." (156) (Будучи эстонцем, Ярвет с трудом понимал русский диалект, на котором говорил Козинцев и остальные участники.) То есть Вомак реально думает, что эстонский язык - это вариант русского, а Козинцев, живший в Петербурге, просто говорил на другом диалекте! а Эльза Радзиня - на латышском диалекте русского, Регимантас Адомайтис - на литовском, и так далее. вот что сделала с мозгами людей холодная война
Но храбрые русские не сдались! "During a lengthy break in production schedule, however, Jarvet committed the Russian passages to memory..." (Но во время долгого перерыва в съемках, Ярвет запомнил русский текст..) Тут вообще без комментариев. Далее, по версии Вомака, все радуются, Козинцев облегченно вздыхает, и эстонец Ярвет сам безупречно играет Лира. Между тем, Ярвет играл во многих руских фильмах (например, в "Солярисе"), и ни для кого не было секретом, что ему требовалась озвучка, так как он практически не владел русским языком. В "Короле Лире", например, его озвучивал Зиновий Гердт. Чтобы узнать этот факт, было бы достаточно прочесть титры. Тому, естественно, кто читает по-рсски.

Но это даже не самое замечательное в этой статье. Ведь суть ее в следующем: Вомак сравнивает варианты перевода пьесы. Как ему удаются сравнения, мне неведомо, потому что вот, например, то, как он эти переводы цитирует:
"Эдга
Какой тоской душа ни с ажена,
Быть стоким заставляют в емена.
Последуем п име у этой тени
И в  долголетье и в долготе пенье.
    Уходят под звуки похо онного ма ша." (153-154)

На этом месте, увы, мне вспомнилось сатирическое из Виктора Пелевина: "Однако эксперты ФСБ объяснили, что многочисленные орфографические и стилистические пездабряки, встречающиеся в надписях - это не проявление непрофессионализма, а, наоборот, тщательно продуманный элемент психологической войны. Подсознанию реципиента как бы нашептывается: Россия настолько уже ничего не значит на мировой аремене, что нам даже лень тратиться на грамотный перевод - хотя из вежливости мы все еще делаем вид, будто бубним на вашем скифском наречии.
Эксперты напомнили, что этот прием широко применяют Госдепартамент, Голливуд и даже индустрия компьютерных игр, в которых единственно грамотно написанное русское слово - это "хуй" во весь экран, а если по сюжету должен появиться, например, корабль из России, то он будет называться "Зол Тереньтяк"." ("Зенитные кодексы Аль-Эфесби, 211)

Вот так, дорогие мои. Холодная война давно кончилась, а академики до сих пор наивно думают, что советская литература - это девственные леса. Гуляй, Вася, все равно никто не проверит.
Tags: arôme académique, cultural collisions, кунсткамера, советский шекспир
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments