дикий филолог (queyntefantasye) wrote,
дикий филолог
queyntefantasye

охоты на ведьм: академическая история одного феномена

История того, как складывался современный взгляд на суды над ведьмами, хорошо иллюстрирует две вещи. Во-первых, никогда нельзя просто принимать на веру чьи-то идеи, не зная, какими идеологиями их автор руководствуется, и какие у него общие цели. Во-вторых (и этот феномен уже давно описан), в популярную культуру академические идеи, как правило, фильтруются с большой задержкой, если фильтруются вообще. Такие ученые как, например, Marion Gibson могут до посинения публиковать сборники оригинальных документов с допросов и судов и разбирать в деталях, кого и за что судили, а в любой интернетной дискуссии все равно скажут, что ведьм жгли (sic!) за то, что они все были независимыми женщинами-целительницами, жили в лесу, и делали бесплатно аборты (потому что там написали Barbara Ehrenreich и Deirdre English в конце семидесятых, но об этом позже).
Это очень ужатый пост. Темой этой я занималась довольно давно, и мне просто лень поднимать заново все источники. Так что тут только самые, скажем так, яркие моменты академического спора.

Начнем примерно сначала: в середине девятнадцатого века, французский ученый Jules Michelet опубликовал книгу La Sorcière, в которой он, по его собственным словам, хотел создать убедительный образ женщины, какой могла быть средневековая ведьма. Тут надо заметить, что Michelet был очень заинтересован в идее прогресса, и в частности прогресса от темного и невежественного феодального средневековья к светлому Ренессансу (если верить некоторым источникам, ему и принадлежит первое использования слова «Ренессанс» для описания этого периода). Соответственно, он, во-первых, поместил охоты за ведьмами в средневековье (что неправильно: охоты за ведьмами являются как раз феноменом Ренессанса, более того, достигают пика уже после Реформации), а во-вторых, трактовал описания колдовства и поклонения дьяволу как свидетельства реального народного сопротивления против феодализма и католической церкви. Другими словами, Michelet считал, что существовала некоторая секретная секта, во главе которой стояла женщина, и которая практиковала языческие ритуалы и поклонялась дьяволу в надежде, что тот их защитит от притеснений.

Этот тезис в 1920-х подхватила и развила печально известная Margaret Murray, которая, как египтолог, вообще никаким образом не относится к теме, но тем не менее, на несколько десятилетий стала чуть ли не ведущим авторитетом в области чародейства и колдовства. Википедия очень подробно обсуждает ее теории, но вкратце: Murray считала описания поклонения дьяволу свидетельством того, что в Англии, даже так поздно как шестнадцатый век, существовал активный языческий культ. С ее точки зрения, суды над ведьмами были результатом неправильной интерпретации: христианские судьи приняли за дьявола описания Рогатого Бога. Одним из центральных аргументов было следующее: Murray писала, что описания сатанинских шабашей на самом деле не упоминают ничего сверхъестественного, а значит, могут описывать просто нечто вроде языческой тайной вечери.
Я назвала Murray «печально известной», потому что она была дрянным академиком: она беззастенчиво подтасовывала факты. Любой, кто читал оригинальные описания сатанинских шабашей, прекрасно знает, что там упоминается очень много чего сверхъестественного: и полет на шабаш, и отвратительная еда, которая сама появляется на тарелках, а потом исчезает, и не насыщает, и появление дьявола, которого целуют под хвостом, и запах серы, и иногда и секс с дьяволом, убийства, каннибализм, магия, и т.д. Все это Murray просто не стала упоминать, а в некоторых случаях просто убрала из текста, скромно заменив вот таким значком: […].
Тем не менее, ее идеи стали очень популярны, и до сих пор широко используются нео-язычниками. Хотя те, кто работал с первоисточниками, всегда прекрасно понимали, что теории Murray ни на чем не основаны, только в шестидесятых, после ее смерти, началась активная критика ее работ.

И вот тут-то, в семидесятых, и выходят на сцену Barbara Ehrenreich и Deirdre English, две журналистки и феминистки, написавшие вместе Witches, Midwives, and Healers: A History of Women Healers. Книга эта наследует некоторые из идей Michelet (они его цитируют), а также Murray. Тезис в этой книге следующий: на самом деле, в время охот на ведьм судили народных целительниц, так как церковь боялась женщин, обладавщих знаниями и находящихся вне мужского контроля. Целительницы эти были независимыми, собирались в группы для обмена знаниями и, кроме того, постоянно ставили эмпирические эксперименты, чтобы найти самые эффективные использования для растений. Ну вот, собственно, цитата: «The witch was a triple threat to the Church: She was a woman, and not ashamed of it. She appeared to be part of an organized underground of peasant women. And she was a healer whose practice was based in empirical study. In the face of the repressive fatalism of Christianity, she held out the hope of change in this world». (Ведьма была тройной угрозой христианству: она была женщиной, и не стеснялась этого. Она выглядела частью организованного подполья крестьянских женщин. И она была целительницей, чья практика была основана на эмпирическом изучении. Сопротивляясь репрессивному фатализму христианства, она предлагала надежду на перемены в этом мире).

Все это очень красиво звучит, но, к сожалению, не имеет основания в фактах. Бывало ли, что народных целительниц (или целителей!) осуждали за колдовство? Бывало. В отдельных случаях. Но, во-первых, грубо говоря, на них по понятным причинам редко доносили (а суды над ведьмами требовали, как правило, индивидуального доноса), а во-вторых, власти и сами прекрасно понимали, что университеты просто не выпускают достаточно врачей, и, на практике, осознавали необходимость местных, хоть и малообразованных целителей и целительниц (да, хоть Ehrenreich с English и превозносят эмпирических целительниц, первоисточники показывают, что они частенько лечили амулетами и коровьим навозом, а любой эксперимент, конечно, ставился прямо на больном). Гонений конкретно на повитух (midwives) история не знает вообще.

Я бы хотела закончить этот беглый обзор упоминанием Anne Barstow, которая в девяностых внесла в дискуссию решающий аккорд, написав в своем исследовании под названием Witchcraze: New History of the European Witch Hunts, что охоты на ведьм предследовали практически только женщин (это неправда; более того, Barstow сама знает, что неправда, так как работала с первоисточниками), и таким образом являлись методическим, правительственно и церковно одобренным уничтожением независимых женщин. Вот этот, зацементировавшийся, образ и маячит теперь в популярном воображении. Насколько я понимаю, упоминания фемицида в интернетных дискуссиях частично исходят из идей именно этой книги.

Итак, каковы же современные академические понятия об охотах на ведьм? Об этом - завтра.
Tags: arôme académique, pop-culture, экскурсы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments