дикий филолог (queyntefantasye) wrote,
дикий филолог
queyntefantasye

Categories:
Когда мы в колледже проходим "Падение дома Эшеров" Эдгара Аллана По, я обычно отдельно объясняю студентам, почему Родерик якобы не хочет хоронить свою сестру. Истинные причины нам становятся известны только в конце, но рассказчику он говорит, что такое решение было принято как результат "принятия во внимание необычного заболевания покойной, некоторых настойчивых и рьяных расспросов со стороны ее докторов, а также отдаленности и легкодоступности семейного кладбища" (consideration of the unusual character of the malady of the deceased, of certain obtrusive and eager inquiries on the part of her medical men, and of the remote and exposed situation of the burial-ground of the family). Вспомнив подозрительную рожу (sinister countenance) доктора, встреченного им на лестнице, рассказчик никак не препятствует этой безвредной, и очень естественной, предосторожнсти (a harmless, and by no means an unnatural, precaution). Грубо говоря, по мысли рассказчика, Родерик боится, что тело сестры доктора попрут с кладбища с целями подробного исследования в более удобном месте.

Исторически говоря, такое подозрение вовсе не является пустым. В девятнадцатом веке (как, впрочем, и раньше) медицинская профессия развивалась вовсю - а вот трупов для изучения не хватало, и как результат появилась всеми неуважаемая, но прибыльная профессия похищения свежезахороненных покойников. Тех, кто этим занимался, называли "body snatchers" или (и это мне кажется забавным) "resurrectionists" - воскресители. Услугами таких профессионалов пользовались вполне уважаемые доктора и преподаватели медицины.
На этом месте я обычно привожу в пример момент из "Тома Сойера", в котором мальчишки приходят ночью на кладбище с мертвой кошкой, и застают там Доктора Робинсона, который с двумя подельниками раскапывает свежую могилу.

В перерыве ко мне подошла кореянка, очень старательная, чуть меня постарше. Английский у нее не очень, но литературу она замечательно чувствует; у меня иногда такое чувство, что я именно с ней весь урок разговариваю. Так вот, подходит, и говорит: Вы знаете, профессор, я стараюсь своему семилетнему сыну читать классику детской литературы, чтобы мы вдвоем с ним постигали культурные ценности. И вот сейчас я ему как раз читаю "Тома Сойера". Очень трудно идет. Много слов незнакомых... и вообще много непонятного. Он просит объяснить, а я не знаю, что и сказать. Вот, например, этот эпизод на кладбище.
Ну, шучу я, зато теперь, после моей лекции, вы можете прийти домой и объяснить, что именно происходило на кладбище и почему.
Кореянка некоторое время смотрит на меня задумчиво.
Наверное, говорит она, что-нибудь другое начнем читать.
Tags: quotidiana, vyglâdyvaûŝimi, сеять разумное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments