дикий филолог (queyntefantasye) wrote,
дикий филолог
queyntefantasye

Categories:

моделирование идеологического противника

Проблема советской (и пост-советской) идеологии не в том, что она всячески пытается доказать превосходство социалистической (а сейчас, наверное, «духовной») культуры над буржуазной. Это вообще черта любой системы идей: самоосознание всегда происходит, в какой-то мере, за счет сравнения в свою пользу. Проблема этой конкретно идеологии в том, что в ней, с целью доказания превосходства, искусственно создается локальная модель буржуазной культуры, и идет оценка уже этой модели. Так как модель создается с вполне конкретными целями, то неудивительно, что она полностью удовлетворяет все идеологические запросы.

Вот очень яркий пример из статьи А. Селивановского "Тысяча девятьсот тридцать второй" (статья написана в первой половине тридцатых):

"Через всю повесть Бориса Лапина "Подвиг" звучит как постоянный рефрен гнусавый мотив патефонной песенки Пата Виллоугби, облетевшей и завоевавшей весь мир. Песенка выдумана изобретательным Б. Лапиным, но она очень искусно передает философию жизни и искусства, как она раскрывается в многочисленных произведениях многочисленных писателей современной буржуазии – сколько имен их, до русских белогвардейцев включительно, приходит на память, когда вчитываешься в строки выдуманного Пата Виллоугби! Вот кусок этой песенки:

Молодой неизвестный человек,
Он отпраздновал сегодня двадцать лет,
Он просто очень тихий человек,
Он не маклер, не убийца, не поэт.
Он готов любой подвиг совершить,
Он готов любую подлость показать,
Чтобы только грош счастья получить,
Чтобы ужин с бургундским заказать.

Слышишь – чей там голос песнью гомонит?
Всюду ливень, всюду сон и легкий плеск.
Я не буду ни богат, ни знаменит,
Если я не столкну вас с ваших мест.
Это счастье я с кровью захвачу,
Это счастье я вырву из земли.

Я хочу быть великим... Я хочу
Быть великим... Я хочу... Быть.. Вели...
[…]

Вдумайтесь в этот отбор изобразительных средств, в этот задыхающийся от фашистской зависти к конкурентам ритм искусства, освобожденного от груза мысли, во всю эту предельную опустошенность души, сопоставьте все это с оглушающим стилизованным джазом другой части буржуазного искусства или с ремесленническим делением по готовому стандарту авантюрных, колониальных, семейно-народнических романов, повестей, новелл, словом, со всем тем, что составляет основной массив сегодняшней буржуазной литературы, и вы поймете, как велика пропасть, отделяющая советскую литературу от ее враждебного сверстника, буржуазной литературы, и вы поймете, как велико и плодотворно было и есть значение борьбы за мировоззрение, за мысль, за «широкую мировую концепцию» в искусстве" (жирный шрифт мой).

Другими словами, чтобы показать цели буржуазных писателей и их героев, Селивановский вовсе не обращается непосредственно к их произведениям, а цитирует нам смоделированный Лапиным образчик того, как должна выглядеть супер-популярная буржуазная песенка. Модель ни в чем себе не отказывает: тут и гнусавый мотивчик, и ожидаемые сентименты – полная аморальность, готовность совершить любое преступление за тридцать серебреников, а также идея, что в буржуазном место чего-то можно добиться, только пройдя по головам. Проанализировав эту модель, Селивановский триумфально заключает: советскую и буржуазную литературы разделяет пропасть, и советская несомненно более моральна, более полна жизни, и вообще смотрит в светлое плодотворное будущее. Таким образом, хоть и создается иллюзия сопоставления, вся эта активность происходит целиком и полностью внутри советской культуры, не выходя за ее пределы даже для оценки противника.

Нечто похожее можно наблюдать в некоторых отзывах о феминизме: вместо того, чтобы собрать информацию, оценить ее и сформировать четкую точку зрения, мы видим, как некоторые деятели самостоятельно генерируют модель феминизма, включая в нее такие идеи, какие, по их мнению, феминизм должен проповедовать, и потом с наслаждением их "анализируют". Я думаю, с этим многие сталкивались: тут и бессмертное "феминистки хотят, чтобы женщины сами таскали тяжелые сумки из магазина", и "феминистки запрещают пользоваться косметикой", и так далее. По сути же это имитация анализа - не движение, а суетливая возня туда-сюда и пределах собственной системы идей.
Tags: кунсткамера, экскурсы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments