Category: искусство

(no subject)

"The Violent Femmes
they bring all their equipment on the bus
and you can't fuck with the Violent Femmes
you cannot fuck with this band!" [тут можно насладиться оригинальной интонацией]

Таков лозунг преподавателя, не водящего машину, и постоянно едущего куда-то с кучей книжек, папок и различной электроники, а также снеди и питья.

Живу я в Торонто, преподаю английскую литературу, специализируюсь на позднем средневековье и ренессансе, а также занимаюсь интерпретациями Шекспира в раннесоветской культуре.

Collapse )

козел Марка Шагала в Ватикане

В музее Ватикана имеется очень замечательная коллекция современного искусства на религиозные темы. Колекция эта подобрана гораздо более тщательно, чем огромная куча мрамора в начале музея и невероятное количество всяких любопытных штук, рассованных по шкафчикам в его конце (шкафчики живо напомнили мне два длинных часа, которые я ребенком провела на выставке подарков Ленину и Сталину, привезенной в Керчь).

В числе всего прочего, в ватиканской коллекции современного искусства есть картины Марка Шагала, представьте себе. Одну из них я не только больше нигде не встречала, но и в интернете найти ее было трудно. Называется "Распятие (между богом и дьяволом)" - написана, если не врут, в 1943-м году.

Меня там особенно интригует козел с книгой. Он, надо думать, дьявол. Но я ведь видела этого козла раньше. Это разве не он у Шагала на скрипке играет здесь и там, в "Невесте", например? Домашний такой дьявол, вхожий в семью. Всё как мы любим.

неаполь, портрет со скрипкой, картина неизвестного художника

На узкой неаполитанской улочке через распахнутые двери видно то магазинчики, то, неожиданно, чью-то кухню, с тарелками на потертой клеенке и включенным телевизором.

Вдруг, через окно: полумрак, горит лампа, у самого окна по столу медленно проходит бледно-апельсиновый кот невероятной пушистости. За котом, под лампой, выплывает сосредоточенное лицо с бородкой: там мужчина, склонясь над столом и не обращая внимания на прохожих, чинит скрипку. Над ним на стене висит клетка с лимонной канарейкой, под клеткой стоит нарядная красная кастрюля. Пушистый кот проходит обратно, принюхивается.

Картина неизвестного голландского художника сбежала из какого-то музея и живет теперь в Неаполе.

травмирующая роль искусства

Вот когда я в Вашингтоне была в Smithsonian Art Museum, то, проходя, заметила бронзовую скульптуру: обнаженная женщина - кувыркается, что ли? Подошла к табличке: называется "Tumbling Woman." Создана в честь жертв 9/11.
И тогда я поняла. Она не кувыркается. Она - падает. Впечатывается в пол.
Реакция у меня была совершенно физиологическая: моментальный озноб, тошнота, головокружение. Несмотря на то, что я во время 9/11 была в другой стране и вообще мало знала из того, что происходило в Нью-Йорке.
И вот уже придя домой, я погуглила и узнала, что эта скульптура Эрика Фишля была изначально установлена в нью-йорковском Рокфеллер-Центре в сентябре 2002-го года. То есть через год после Башен-Близнецов. И почти сразу же была волна народного возмущения, и ее накрыли, спрятали, а потом и убрали.

В сети есть интервью с самим Фишлем, где тот сожалеет о давании согласия на то, чтобы скульптуру убрали. Мол, такая реакция потому, что у американцев сложные отношения с человеческим телом, они не хотят думать о тех конкретных людях, которые погибли. О том, как они прыгали, как падали. Как жили в полете до того момента, пока не умерли. Надо было скультуру оставить, где стояла.
Зато другие люди описывали свою встречу со скульптурой как внезапное насилие. Как будто на них вдруг бросились с напоминанием о страшном горе, о самых ужасных воспоминаниях, как будто нанесли физическую травму.
Collapse )

Росси, Макбет и Гуак, рыцарская повесть

Про Эрнесто Росси В.А. Нелидов пишет, что "Блеск его талата не затмевался даже таким огромным минусом, как ужаснейшая группа, с которой он обычно гастролировал. "Антураж", как мы говорим на жаргоне, был у него "гастрольный", т.е. все, что угодно, но не актеры. Это был общий грех всех гастролеров той эпохи. Только Поссарт и Коклен имели грамотную группу, т.е. таких актеров, про которых говорят за кулисами, "бить их не за что", ибо все в порядке, они обыкновенные добросовестные ремесленники. Но Росси злоупотреблял правом скверной труппы.
Помню один спектакль "Макбета". Сцена 4 акта (без Макбета), где законный претендент на корону Макбета, добытую убийством, мудрый Малькольм испытывает героя чести Макдуфа. Внешний вид этих титанов Шекспира был такой: парики из какой-то щетины пепельного цвета, как у дешевых кукол, ибо "они северяне", стало быть, белокурые, потом розовенькие щечки, очевидно купили "еще коробку" с румянами, запорожские усы книзу, едва приклеенные (у Макдуфа подлиннее, ибо он старше), шлемы, латы из жести вроде дешевеньких ведер, и, кроме того, знаменитая шотландская юбка, носимая сими художниками на образец балетной пачки, только столь короткая, что бывший директор Теляковский за такие танцовщиц штрафовал, ибо сие непристойно, а потому и неэстетично.Collapse )

непоправимые поступки и невосполнимые потери: вечная зима в балете "зимняя сказка"

В ноябре у нас шел балет шекспировской "Зимней сказки" (The National Ballet of Canada and the Royal Ballet, UK; музыка Joby Talbot, хореография Christopher Wheeldon). Я, признаюсь честно, пошла несколько обреченно: не то что я не люблю балет как таковой, но виденные мной ранее постановки были построены по принципу "немного сюжета, а теперь двадцатиминутная сцена, в которой танцоры показывают свое мастерство". Я не высокий ценитель, мне мастерству классического балета трудно отдать должное, мне хочется дальше, в рассказ. На "Спящей красавице" я даже, помню, задремала: там то все феи по очереди исполняли соло на сцене, то какие-то дворцовые балы и теперь все исполняют парные номера, и так далее. А тут еще Шекспир!

Так вот. "Зимняя сказка" оказалась, как говорит программка, "narrative ballet" - то есть, я так понимаю, сочетание балета с интерпретативным танцем. И они танцевали сюжет, причем танцевали так, что весь ряд рыдал, и я тоже рыдала, хотя я "Зимнюю сказку" не очень и люблю на самом деле, но этот балет как раз дотянулся до того, нелюбимого, вытащил его на свет.

Все дело в том, что в "Зимней сказке" настоящими мне всегда казались только первые три акта. Бессмысленная, разрушающая ревность Леонта, отчаяние Гермионы, смерть ребенка, младенец, оторванный от матери, Антигон на чужом берегу, убегающий от медведя в никуда, в смерть, в вечную зиму. В метатеатральном смысле - эта история и есть то, что маленький Мамиллий рассказывает маме, объясняя, что "зимой - лучше всего грустная сказка".
И вот это было сыграно безупречно. Танец Леонта с Поликсеном - и втроем с Гермионой, и зарождающаяся ревность, и Леонтий, крадущийся между колонн, в зеленом мертвенном свете своей больной фантазии, в котором жена с его лучшим другом корчатся от преступной страсти, и суд над Гермионой, черный, неприступный король, для которого мольбы жены - пустой звук, и маленький мальчик в ночной рубашке, волочащий игрушку, спускающийся в этом время, шаг за шагом, по бесконечной лестнице, а потом беззвучно падающий, не в силах пережить происходящего. А на сцене - зима, снежинки, сугробы на заднике, и на Антигона встает зимний медведь-демон, страшный, бесформенный, огромный, всех съест, ничего не оставит.

Collapse )