Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

"The Violent Femmes
they bring all their equipment on the bus
and you can't fuck with the Violent Femmes
you cannot fuck with this band!" [тут можно насладиться оригинальной интонацией]

Таков лозунг преподавателя, не водящего машину, и постоянно едущего куда-то с кучей книжек, папок и различной электроники, а также снеди и питья.

Живу я в Торонто, преподаю английскую литературу, специализируюсь на позднем средневековье и ренессансе, а также занимаюсь интерпретациями Шекспира в раннесоветской культуре.

Collapse )

метатеатральный Отелло

А вот еще вдогонку ко вчерашнему посту: я для статьи собираю всякие советские и пост-советские художественные произведения, где пьеса "Отелла" ставится, или её планируют ставить, или хотя бы маленький кусочек отыгрывается. Может, у вас есть интересные примеры? Больше всего интересуют пьесы и фильмы, но книги тоже подойдут.

Пока у меня есть из позднего советского перида фильм "О бедном гусаре замолвите слово" и рассказ Феликса Дымова "Полторы сосульки", и из пост-советского: фильм "Шекспиру и не снилось", пьеса Гладилина "Мотылек" и пьеса Коляды "Заяц. Love Story". Буду очень благодарна за любой совет!

Для привлечения внимания: Леонов в роли актера, играющего "Отелло", в "О бедном гусаре замолвите слово":

был ли Отелло на самом деле белым? (Шекспир в России и поручик Киже)

Пишу статью об Отелло и блэкфейсе в России, и по этому поводу хватаю дружественных шекспироведов в России за пуговицу на тему поговорить об этом.

И вот настоящий друг Владимир Макаров (он, кстати, ведет великолепный телеграм-канал по академическому Шекспиру, очень рекомендую: https://t.me/motleytongue), раскрыл мне глаза на альтернативную традицию русского Отелло, которая гласит, что на самом-то деле Отелло был итальянцем, а про мавра Шекспир просто напутал. На Таганке, например, через два дня открывается новый спектакль "Отелло", в котором "отсутствует тема расового конфликта". Объяснение этому следующее: "Шекспир порой обходился с исторической правдой очень свободно. Например, прототип Отелло — итальянец Маурицио Отелло. Он никогда не был мавром, но действительно командовал венецианскими войсками на Кипре, где потерял свою жену при крайне подозрительных обстоятельствах."



Это, кстати, не первое обращение русского театра к итальянцу Маурицио Отелло.Collapse )

майяковский майкла альмерейды

Не просто так в фильме Майкла Альмерейды "Гамлет" (который 2000) над рабочим столом датского принца висит фотография Владимира Маяковского в 20-е годы, с бритой головой. Оказывается, у Альмерейды вообще увлечение Маяковским, и он организовал и издал небольшой сборник сочинений Маяковского и о нем, под названием "Night wraps the sky" (2008). Сборник, в общем, довольно интересный, с новыми переводами некоторые "ключевых" стихов, призванный мягко познакомить англоязычного читателя с этой интересной и безбашенной фигурой.

Но вот краткую автобиографию Маяковского "Я сам" Альмерейда и его друзья то ли решили заново не переводить, неразумно порешив, что это не стихи и там сильно не напортачишь, а взяли её кусками из какого-то более раннего перевода, - то ли перевели и получилось то, что получилось.

Например, тот кусок, что меня интересовал из автобиографии, о "Мистерии-Буфф", за 25 октября 1918-го года, переведен следующим образом:
"Meyerhold and K. Malevich produced it. Everyone was weeping like crazy. Especially the Communist Intelligentsia" (134). Т.е. "Поставил Мейерхольд с К. Малевичем. Все рыдали как сумасшедшие. Особенно коммунистическая интеллигенция".

Collapse )

унылые синявки

В 1932 вышла книга Владимира Тан-Богораза под названием "USA. Люди и нравы Америки", написанная по мотивам его недавнего визита в эту страну. В предисловии к книгу М. Кац рассказывает нам, что визит это не первый, и травелог тоже не первый, а также упрекает Тан-Богораза в том, что тот не очертил перспектив скорой революции в Америке.

И действительно, Тан-Богораз не слишком интересуется идеологией, хотя и обращает свое пристальное внимание на классовые и расовые проблемы Америки. В частности, он отводит несколько глав на рассказ о культуре черных американцев, с упором на литературу, театр и музыку.

И вот тут с автором, желающим рассказать советскому читателю про жанр блюза и его влиянии на поэзию, случается конфуз. О, этот извечный вопрос переводчика: как переводить термины, для которых нет в другом языке эквивалента! Тан-Богораз этот вопрос решает так:

Collapse )

трудности околошекспировского перевода

По долгу службы перечитываю книги Григория Козинцева, а так как пандемия, то пришлось брать из нашей библиотеки в английском переводе (обычно я на соседнем университете паразитирую, у них большая коллекция русских публикаций). Что в общем тоже ничего, даже интересно: сидишь иногда, гадаешь, что там было в оригинале. Например, в "Пространстве трагедии" переводчица Мэри Макинтош назвала Юрия Ярвета "a fearless, masculine character". Любой, кто видел Ярвета в "Короле Лире", будет немного удивлен таким описанием. Пришлось лезть в оригинал онлайн, проверять, что там за маскулинность. Естественно, в оригинале он "мужественный, смелый человек".

Так вот, в том же "Пространстве трагедии" Козинцев описывает, как они использовали в фильме какую-то маргинальную, но колоритную личность: "Одного малого ассистенты разыскали на базаре в Нарве. Профиля у него не было. То есть нос частично был, но свернутый на сторону и как-то мало заметный. От официального представления он уклонился, просил обращаться к нему запросто: "Ваня-полбанки". Боюсь, что он не был членом профсоюза. Снимать его было сущее удовольствие: совершенная естественность, непринужденность. Пожалуй, некоторая примечательность в его внешности все же была. К сожалению, местная милиция возражала против того, чтобы он довел свою роль до конца; у милиции были на него какие-то свои, отличные от наших планы."

Мэри Макинтош, думаю, долго колебалась, переводя этот кусочек. В конце концов она поступила так. В тексте дала кличку на русском, но латиницей, слегка изменив её в соответствии со своими представлениями о прекрасном на "Vanya-polbanka." Потом она дала сноску с переводом своей интерпретации клички на английский: "Vanya half-a-tin" (Ваня пол-жестяной-банки). И в качестве завершающего аккорда, чтобы не оставлять читателя в потемках, дописала в сноске: "можно предположить, что кличка основывается на странной форме лица этого человека".

Вот так вот они и создаются, нездоровые сенсации. Человек с лицом, напоминающим половину жестяной банки.
А потом англоязычные шекспироведы на основе этой информации напишут статью.

помощь зала: Марина Цветаева

У меня тут со знакомым вышел спор на тему интерпретации стихов, хотелось бы коллективного мнения. У Цветаевой есть стихотворение, посвященное её бабушке-полячке. Первая строфа такая:

Продолговатый и твердый овал,
Черного платья раструбы…
Юная бабушка! Кто целовал
Ваши надменные губы?
Collapse )
Вопрос: что это за "продолговатый и твердый овал" в первой строке? Меня интересует именно ваше мнение как читателя, который, может быть, это стихотворение встречает в первый раз.

немота чужеземцев

Невежественный, дикий,
Ты выразить не мог своих желаний
И лишь мычал, как зверь. Я научил
Тебя словам, дал знание вещей.
Но не могло ученье переделать
Твоей животной, низменной природы.

(Шекспир, "Буря", перевод Михаила Донского)

... и вот каждый раз, когда мы со студентами в классе по Шекспиру начинаем обсуждать этимологию слова "варвар", а также "бербер"...

... которые - и особенно второе - возможно, коренятся в арабском "barbara" - говорить громко и невнятно....

...а это происходит каждый раз, когда мы добираемся до "Отелло"  и тамошней "Barbary horse", которую Вейнберт перевел как "варварийский жеребец" (а уж с легкой руки Пастернака жеребец стал "арабским")...

... я с удовольствием сообщаю студентам, что в русском языке людей из Германии до сих пор вполне официально называют словом, буквально значащим: "человек, который не умеет толком говорить".

И это всегда производит фурор.

феминитивы в Англии семнадцатого века: пример Маргарет Кавендиш

В дружественном журнале на днях было обсуждение слова "авторка": за и против. У меня своего мнения по этому поводу нет особо, я больше за, но слово "автор" в женском роде меня тоже устраивает (ну, это тлетворное влияние английского, конечно).

Но хочу сказать, что это неизбежная историческая тенденция: когда женщины начинают играть новые роли, в конце концов им хочется для себя новых слов.

Вот у меня пример из пьесы Маргарет Кавендиш "Bell in Campo", опубликованной в 1662. Кавендиш, надо сказать, была женщиной гениальной и восхитительно своеобразной - очень разносторонная писательница, которая жарко интересовалась наукой. Ей даже один раз разрешили присутствовать на заседании Королевской академии наук.


[Портрет, написанный на заказ Абрахамом Ван Дипенбеком, отражает разнообразие её интересов]

Collapse )

Калиф-аист и общий культурный контекст

Вчерашний пост неожиданно привлек внимание масс, причем почему-то вызвал у некоторых незнакомцев раздражение и даже негодование. Я и не предполагала, что на мою песню акына "мне в детстве подумалось, что это сказка из Тысяча и одной ночи, а она нет" будет реакция общественности.

Реакция общественности была следующей:

Collapse )

Мне кажется, у этих комментариев есть некая общая позиция: смутное чувство, что не просто стыдно чего-то (предположительно) общеизвестного не знать, но должно быть стыдно в этом признаваться. И если первый комментатор просто удовлетворился риторическим вопросом в смысле "зачем вообще это было узнавать, если и так все известно", то далее уже последовало обычное про "как этого можно было не знать" и профнепригодность.

Возможно, я слишком глубоко анализирую, но мне это кажется любопытной иллюстрацией к некоторым тезисам Алексея Юрчака в монографии "Это было навсегда, пока не кончилось" (я знакома только с более ранней английской версией). В частности, Юрчак пишет о важности общего культурного контекста для последнего советского поколения, о культуре цитатности и об использовании этого общего контекста для маркировки "своих" и "чужих". В случае с постом о "Калифе-аисте" мы видим, что люди, читая какой-то совершенно проходной пост в жж о том, что кто-то их культурный контекст не разделяет, испытывают достаточно сильные чувства для того, чтобы пристыдить автора поста. Тут особенно интересен последний комментарий, который начинается с извинения (то есть подразумевая, что он должен быть обиден), и далее сообщает обиняками, что если мне не было известно авторство этой сказки, то, должно быть, мне вообще мало что известно.

Пользуясь этим случаем, я признаюсь, кроме того, что мне также до вчерашнего дня не был знаком фильм "Калиф-аист" 1968-го года, и если бы не друг В., я бы так и не узнала, что там творчески переработана песня Битлз "Can't buy me love":