Category: литература

(no subject)

"The Violent Femmes
they bring all their equipment on the bus
and you can't fuck with the Violent Femmes
you cannot fuck with this band!" [тут можно насладиться оригинальной интонацией]

Таков лозунг преподавателя, не водящего машину, и постоянно едущего куда-то с кучей книжек, папок и различной электроники, а также снеди и питья.

Живу я в Торонто, преподаю английскую литературу, специализируюсь на позднем средневековье и ренессансе, а также занимаюсь интерпретациями Шекспира в раннесоветской культуре.

Collapse )

Калиф-аист и общий культурный контекст

Вчерашний пост неожиданно привлек внимание масс, причем почему-то вызвал у некоторых незнакомцев раздражение и даже негодование. Я и не предполагала, что на мою песню акына "мне в детстве подумалось, что это сказка из Тысяча и одной ночи, а она нет" будет реакция общественности.

Реакция общественности была следующей:

Collapse )

Мне кажется, у этих комментариев есть некая общая позиция: смутное чувство, что не просто стыдно чего-то (предположительно) общеизвестного не знать, но должно быть стыдно в этом признаваться. И если первый комментатор просто удовлетворился риторическим вопросом в смысле "зачем вообще это было узнавать, если и так все известно", то далее уже последовало обычное про "как этого можно было не знать" и профнепригодность.

Возможно, я слишком глубоко анализирую, но мне это кажется любопытной иллюстрацией к некоторым тезисам Алексея Юрчака в монографии "Это было навсегда, пока не кончилось" (я знакома только с более ранней английской версией). В частности, Юрчак пишет о важности общего культурного контекста для последнего советского поколения, о культуре цитатности и об использовании этого общего контекста для маркировки "своих" и "чужих". В случае с постом о "Калифе-аисте" мы видим, что люди, читая какой-то совершенно проходной пост в жж о том, что кто-то их культурный контекст не разделяет, испытывают достаточно сильные чувства для того, чтобы пристыдить автора поста. Тут особенно интересен последний комментарий, который начинается с извинения (то есть подразумевая, что он должен быть обиден), и далее сообщает обиняками, что если мне не было известно авторство этой сказки, то, должно быть, мне вообще мало что известно.

Пользуясь этим случаем, я признаюсь, кроме того, что мне также до вчерашнего дня не был знаком фильм "Калиф-аист" 1968-го года, и если бы не друг В., я бы так и не узнала, что там творчески переработана песня Битлз "Can't buy me love":

mutabor

... выяснила, что "Калиф-Аист" вовсе не из "Тысячи и одной ночи", а написана немецким писателем  Гауфом в начале 19-го века. Просто он ее сочинил как древнюю восточную сказку.
Это наконец-то разъяснило недавно привязавшийся ко мне, совершенно из ниоткуда, вопрос по поводу волшебного слова "mutabor" - с чего бы персонажам арабской (или персидской) сказки заклинать мир латинским словом?

Зато у "откройся, сезам" даже и таких этимологических корней нет.Collapse )

вопрос в студию

Надеюсь, что кто-нибудь, побольше моего знающий о раннесоветском театре, может подсказать.

Четвертого апреля 1922-го года в "Жизни искусства" дана маленькая заметочка об Академическом театре драмы, в котором собираются ставить "Отелло" (собственно, почему она и привлекла мое внимание). Кроме того, в заметочке написано: "Труппа сокращена на 40%. Уволены почти все мимисты".
Что за мимисты? То есть я посмотрела определение: у Ожегова "мимист" - это артист, искусно владеющий мимикой. Но ведь это не специализация? Кое-где еще на просторах интернета написано, что это устарелый синоним для слова "мим" - т.е. артист, специализирующийся на пантомиме. Но неужели там было столько мимов, что надо было их упоминать отдельно? В общем, загадка.
Помогите, кто чем может, люди добрые!

как барон Мюнхгаузен женился на Жанне д'Арк

Несколько месяцев назад у меня был пост по поводу того места в фильме "Тот самый Мюнхгаузен" (1979 г.), где Марта говорит барону: "Почему ты не женился на Жанне д'Арк? Она ведь была согласна".
Мне тогда вдруг пришло в голову, что первую жену барона Якобину играет Инна Чурикова, которая девятью годами ранее в известном фильме "Начало" как раз и была девушкой, выбранной на роль Жанны д'Арк. То есть: не является ли это упоминание такой интертекстуальной шуткой?

Чтобы полностью ответить на этот вопрос, надо было узнать, когда же в сценарии появилось упоминание Жанны д'Арк. Ситуация тут усложнялась тем, что фильм был основан на пьесе Григория Горина, изначально шедшей в театрах под названием "Самый правдивый". Но после выхода фильма сценарий пьесы был доработан и расширен. И в этом расширенном варианте Жанна д'Арк тоже есть. То есть нужно было найти версию сценария, существовавшую до фильма Захарова.

Collapse )

какого цвета платок Дездемоны?

В комментариях к прошлому посту завязался любопытный разговор по поводу волнующего вопроса аутентичности. Причем завязался он на самом деле помимо меня (я зашла уже немного к раздаче), по поводу все той же строки из "Макбета", где у Радловой всхлипывает ежик. В пьесе это выглядит так:
Первая ведьма: "Thrice the brinded cat hath mewed" (трижды пестрый кот мяукнул).
Вторая ведьма: "Thrice [,] and once the hedge-pig whined." В зависимости от паузы, эту строку можно понимать по-разному. Либо вторая ведьма соглашается с первой, и добавляет, что, кроме того, один раз проскулил (?) еж, либо она говорит, что еж проскулил раз и три, то есть четыре.
И вот завязался спор, причем, естественно, единственным ориентиром была эта самая запятая, которую разные редакторы ставят по-разному.

И вот комментаторша, залетевшая на огонек, и долго флудившая на тему, что там запятой нет и быть не может (т.к. в онлайн-версии, вывешенной MIT, на которую она смотрела, ее не было), задала сакральный вопрос: "Вы уверены, что в используемом Вами тексте пунктуация отвечает шекспировской?"

Collapse )

Макбет и разные звери

Мне всегда казалось, что некоторая детская поэзия Корнея Чуковского уходит корнями в шекспировского "Макбета" своей общей эстетикой. Пропажа солнца и наступающий мрак и хаос в "Краденом солнце", наполненные пучеглазыми раками, бешеными волками и таращамися совами почему-то заставляют меня вспомнить слова Росса старику наутро после убийства Дункана: "... по часам: день, / но темная ночь душит бродящую лампу: / это из-за победы ночи или стыда дня, / что темнота погребает лицо земли, / когда живительный свет должен его целовать?" (акт 2, сцена 4).

Но еще более интересен момент в "Тараканище", где, в ужасе от узурпации власти и воцарившейся диктатуры, "Волки от испуга / скушали друг друга". Потому что прямо после того, как Росс описывает темноту, спустившуюся на Шотландию, он и старик обсуждают лошадей Дункана, которые ночью вырвались из конюшки и... съели друг друга.

Collapse )

маленькие новости

Сбежавши от всех своих забот в Москву, веду тут неожиданно наполненную жизнь академического гостя: то в архив, то в библиотеку, то лекции в университете почитать.

Сегодня в третьем номере "Жизни искусства" за 1924 год нашла фельетон (подписанный псевдонимом Олл Райт), издевающийся над страстью к театральной инновации. Так и называется: "Записки режиссера нового театра". Среди всего прочего, воображаемый режиссер рассказывает:

"Вчера ставил «Короля Лира» под названием «Три Сиротки». В сцене Лира с Корделией Лиру подал ночной горшок. Кемпт поднес прочие требуемые аксессуары.
Чистая эмоция!"

И сразу припомнила, что когда Свободный Театр Беларуси ставил "Короля Лира" в шекспировском Глобусе, то Глостер у них был в инвалидной коляске и мочился в ночной горшок, подносимый Эдмундом. Вот так не прошло и ста лет, а сатира воплотилась в жизнь! И, надо сказать, очень хорошо получилось. Мораль такая, что сатира да пародия вполне бывают годны к серьезному употреблению.

В качестве иллюстрации - я за чтением лекции про сэра Гавейна:
Collapse )

барон Мюнхгаузен и Жанна д'Арк

В фильме "Тот самый Мюнхаузен" Марта, когда из-за выходки барона его не разводят с первой женой и, следовательно, не могут повенчать с Мартой, говорит ему грустно: "Почему ты не женился на Жанне д'Арк? Она ведь была не против".

И только в этот раз до меня дошло, что фильм вышел в 1979-м году. И что Якобину, первую жену барона, в нем сыграла Инна Чурикова. Которая девятью годами раньше в фильме "Начало" играла Пашу Строганову, которую в свою очередь (по сюжету) взяли на роль Жанны д'Арк в кино.

Collapse )

квартира с видом на кладбище

Прочла книгу японской писательницы Марико Койке "Кладбищенская квартира" (читала на английском, так что за точность названия и цитат не ручаюсь), вспомнила пост годичной давности про жанр хоррора и страх ремонта у Стивена Кинга и Григория Козинцева. Все-таки как квартирный вопрос плотно вошел в этот жанр! В Токио, оказывается, все ровно то же самое: жить негде, молодые семьи ютятся в каких-то съемных конурах, а свое жилье, да чтобы было где развернуться, да чтобы до работы можно было нормально доехать - огромных денег стоит. И вот нашли было супруги нормальную квартиру в новом здании, да одна закавыка - расположено здание как раз напротив огромного кладбища (плюс буддистский храм, плюс крематорий).

Я, кстати, пока раздумывала над этим постом и пыталась найти, как книгу на русский перевели (да так и не нашла), прочитала коротенькую резенцию, в которой писалось, что хоррор-роман вроде себе ничего, но уж очень уж длинно. Зачем все эти рассуждения про жилищный вопрос в Токио, да про историю земельных споров в этом районе; почему не перейти непосредственно к хоррору? Но мне показалось, честно говоря, что прелесть романа лежит как раз в этом всем контексте. Кровь, кишки, монстры - это само по себе не интересно. У Койке все гораздо более жизненно: вкладываешь все заработанное кровным трудом в квартиру и надеешься, что не прогадал, что соседи попадутся нормальные, что в здании все работает, как должно, и что потом сможешь ее продать повыгоднее.Collapse )