Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

"The Violent Femmes
they bring all their equipment on the bus
and you can't fuck with the Violent Femmes
you cannot fuck with this band!" [тут можно насладиться оригинальной интонацией]

Таков лозунг преподавателя, не водящего машину, и постоянно едущего куда-то с кучей книжек, папок и различной электроники, а также снеди и питья.

Живу я в Торонто, преподаю английскую литературу, специализируюсь на позднем средневековье и ренессансе, а также занимаюсь интерпретациями Шекспира в раннесоветской культуре.

Collapse )

помощь зала: Марина Цветаева

У меня тут со знакомым вышел спор на тему интерпретации стихов, хотелось бы коллективного мнения. У Цветаевой есть стихотворение, посвященное её бабушке-полячке. Первая строфа такая:

Продолговатый и твердый овал,
Черного платья раструбы…
Юная бабушка! Кто целовал
Ваши надменные губы?
Collapse )
Вопрос: что это за "продолговатый и твердый овал" в первой строке? Меня интересует именно ваше мнение как читателя, который, может быть, это стихотворение встречает в первый раз.

немота чужеземцев

Невежественный, дикий,
Ты выразить не мог своих желаний
И лишь мычал, как зверь. Я научил
Тебя словам, дал знание вещей.
Но не могло ученье переделать
Твоей животной, низменной природы.

(Шекспир, "Буря", перевод Михаила Донского)

... и вот каждый раз, когда мы со студентами в классе по Шекспиру начинаем обсуждать этимологию слова "варвар", а также "бербер"...

... которые - и особенно второе - возможно, коренятся в арабском "barbara" - говорить громко и невнятно....

...а это происходит каждый раз, когда мы добираемся до "Отелло"  и тамошней "Barbary horse", которую Вейнберт перевел как "варварийский жеребец" (а уж с легкой руки Пастернака жеребец стал "арабским")...

... я с удовольствием сообщаю студентам, что в русском языке людей из Германии до сих пор вполне официально называют словом, буквально значащим: "человек, который не умеет толком говорить".

И это всегда производит фурор.

феминитивы в Англии семнадцатого века: пример Маргарет Кавендиш

В дружественном журнале на днях было обсуждение слова "авторка": за и против. У меня своего мнения по этому поводу нет особо, я больше за, но слово "автор" в женском роде меня тоже устраивает (ну, это тлетворное влияние английского, конечно).

Но хочу сказать, что это неизбежная историческая тенденция: когда женщины начинают играть новые роли, в конце концов им хочется для себя новых слов.

Вот у меня пример из пьесы Маргарет Кавендиш "Bell in Campo", опубликованной в 1662. Кавендиш, надо сказать, была женщиной гениальной и восхитительно своеобразной - очень разносторонная писательница, которая жарко интересовалась наукой. Ей даже один раз разрешили присутствовать на заседании Королевской академии наук.


[Портрет, написанный на заказ Абрахамом Ван Дипенбеком, отражает разнообразие её интересов]

Collapse )

Калиф-аист и общий культурный контекст

Вчерашний пост неожиданно привлек внимание масс, причем почему-то вызвал у некоторых незнакомцев раздражение и даже негодование. Я и не предполагала, что на мою песню акына "мне в детстве подумалось, что это сказка из Тысяча и одной ночи, а она нет" будет реакция общественности.

Реакция общественности была следующей:

Collapse )

Мне кажется, у этих комментариев есть некая общая позиция: смутное чувство, что не просто стыдно чего-то (предположительно) общеизвестного не знать, но должно быть стыдно в этом признаваться. И если первый комментатор просто удовлетворился риторическим вопросом в смысле "зачем вообще это было узнавать, если и так все известно", то далее уже последовало обычное про "как этого можно было не знать" и профнепригодность.

Возможно, я слишком глубоко анализирую, но мне это кажется любопытной иллюстрацией к некоторым тезисам Алексея Юрчака в монографии "Это было навсегда, пока не кончилось" (я знакома только с более ранней английской версией). В частности, Юрчак пишет о важности общего культурного контекста для последнего советского поколения, о культуре цитатности и об использовании этого общего контекста для маркировки "своих" и "чужих". В случае с постом о "Калифе-аисте" мы видим, что люди, читая какой-то совершенно проходной пост в жж о том, что кто-то их культурный контекст не разделяет, испытывают достаточно сильные чувства для того, чтобы пристыдить автора поста. Тут особенно интересен последний комментарий, который начинается с извинения (то есть подразумевая, что он должен быть обиден), и далее сообщает обиняками, что если мне не было известно авторство этой сказки, то, должно быть, мне вообще мало что известно.

Пользуясь этим случаем, я признаюсь, кроме того, что мне также до вчерашнего дня не был знаком фильм "Калиф-аист" 1968-го года, и если бы не друг В., я бы так и не узнала, что там творчески переработана песня Битлз "Can't buy me love":

mutabor

... выяснила, что "Калиф-Аист" вовсе не из "Тысячи и одной ночи", а написана немецким писателем  Гауфом в начале 19-го века. Просто он ее сочинил как древнюю восточную сказку.
Это наконец-то разъяснило недавно привязавшийся ко мне, совершенно из ниоткуда, вопрос по поводу волшебного слова "mutabor" - с чего бы персонажам арабской (или персидской) сказки заклинать мир латинским словом?

Зато у "откройся, сезам" даже и таких этимологических корней нет.Collapse )

вопрос в студию

Надеюсь, что кто-нибудь, побольше моего знающий о раннесоветском театре, может подсказать.

Четвертого апреля 1922-го года в "Жизни искусства" дана маленькая заметочка об Академическом театре драмы, в котором собираются ставить "Отелло" (собственно, почему она и привлекла мое внимание). Кроме того, в заметочке написано: "Труппа сокращена на 40%. Уволены почти все мимисты".
Что за мимисты? То есть я посмотрела определение: у Ожегова "мимист" - это артист, искусно владеющий мимикой. Но ведь это не специализация? Кое-где еще на просторах интернета написано, что это устарелый синоним для слова "мим" - т.е. артист, специализирующийся на пантомиме. Но неужели там было столько мимов, что надо было их упоминать отдельно? В общем, загадка.
Помогите, кто чем может, люди добрые!

как барон Мюнхгаузен женился на Жанне д'Арк

Несколько месяцев назад у меня был пост по поводу того места в фильме "Тот самый Мюнхгаузен" (1979 г.), где Марта говорит барону: "Почему ты не женился на Жанне д'Арк? Она ведь была согласна".
Мне тогда вдруг пришло в голову, что первую жену барона Якобину играет Инна Чурикова, которая девятью годами ранее в известном фильме "Начало" как раз и была девушкой, выбранной на роль Жанны д'Арк. То есть: не является ли это упоминание такой интертекстуальной шуткой?

Чтобы полностью ответить на этот вопрос, надо было узнать, когда же в сценарии появилось упоминание Жанны д'Арк. Ситуация тут усложнялась тем, что фильм был основан на пьесе Григория Горина, изначально шедшей в театрах под названием "Самый правдивый". Но после выхода фильма сценарий пьесы был доработан и расширен. И в этом расширенном варианте Жанна д'Арк тоже есть. То есть нужно было найти версию сценария, существовавшую до фильма Захарова.

Collapse )

какого цвета платок Дездемоны?

В комментариях к прошлому посту завязался любопытный разговор по поводу волнующего вопроса аутентичности. Причем завязался он на самом деле помимо меня (я зашла уже немного к раздаче), по поводу все той же строки из "Макбета", где у Радловой всхлипывает ежик. В пьесе это выглядит так:
Первая ведьма: "Thrice the brinded cat hath mewed" (трижды пестрый кот мяукнул).
Вторая ведьма: "Thrice [,] and once the hedge-pig whined." В зависимости от паузы, эту строку можно понимать по-разному. Либо вторая ведьма соглашается с первой, и добавляет, что, кроме того, один раз проскулил (?) еж, либо она говорит, что еж проскулил раз и три, то есть четыре.
И вот завязался спор, причем, естественно, единственным ориентиром была эта самая запятая, которую разные редакторы ставят по-разному.

И вот комментаторша, залетевшая на огонек, и долго флудившая на тему, что там запятой нет и быть не может (т.к. в онлайн-версии, вывешенной MIT, на которую она смотрела, ее не было), задала сакральный вопрос: "Вы уверены, что в используемом Вами тексте пунктуация отвечает шекспировской?"

Collapse )

Макбет и разные звери

Мне всегда казалось, что некоторая детская поэзия Корнея Чуковского уходит корнями в шекспировского "Макбета" своей общей эстетикой. Пропажа солнца и наступающий мрак и хаос в "Краденом солнце", наполненные пучеглазыми раками, бешеными волками и таращамися совами почему-то заставляют меня вспомнить слова Росса старику наутро после убийства Дункана: "... по часам: день, / но темная ночь душит бродящую лампу: / это из-за победы ночи или стыда дня, / что темнота погребает лицо земли, / когда живительный свет должен его целовать?" (акт 2, сцена 4).

Но еще более интересен момент в "Тараканище", где, в ужасе от узурпации власти и воцарившейся диктатуры, "Волки от испуга / скушали друг друга". Потому что прямо после того, как Росс описывает темноту, спустившуюся на Шотландию, он и старик обсуждают лошадей Дункана, которые ночью вырвались из конюшки и... съели друг друга.

Collapse )