Category: напитки

(no subject)

"The Violent Femmes
they bring all their equipment on the bus
and you can't fuck with the Violent Femmes
you cannot fuck with this band!" [тут можно насладиться оригинальной интонацией]

Таков лозунг преподавателя, не водящего машину, и постоянно едущего куда-то с кучей книжек, папок и различной электроники, а также снеди и питья.

Живу я в Торонто, преподаю английскую литературу, специализируюсь на позднем средневековье и ренессансе, а также занимаюсь интерпретациями Шекспира в раннесоветской культуре.

Collapse )

вино из одуванчиков

Давным-давно собираюсь записать эту историю, да все никак руки не доходили. Было это семь лет назад, летом 2012-го года, в начале июня - стояла такая же жара, как у нас сейчас, а жила я тогда в доме коллеги по университету. Коллега с женой уехали в Европу на два месяца, а я присматривала за их четырьмя кошками и собакой Рози, тогда уже очень пожилой.

Сейчас уже и дома того нет, и Рози тоже нет, и одной из кошек, а все равно помнится в огромных деталях, как я дописывала там свою диссертацию, и как уходила от духоты спать вниз на цокольный этаж.

На этом самом цокольном этаже там были вообще впридачу к спальне отдельный туалет с кухней, плюс стиральная машина, плюс морозильник и кладовка, плюс запасы вина. Стоял даже специальный маленький холодильник, чтобы остужать напитки. В нем было несколько банок пива и - неожиданно - бутылка вина из одуванчиков. Когда-то, годы назад, как мне поведал коллега, они его купили в Штатах, но так как-то и не нашлось случая открыть и попробовать, а теперь уже как-то и страшновато стало (какой там у него срок годности?). Если не боишься, выпей сама, сказал мне коллега, но я и обычное вино-то нечасто пью, а уж вино из одуванчиков у меня не ассоциируется ни с чем материальным, а воспринимается только как метафора.

Collapse )

трепетание новой твари, или целибат в послереволюционном театре

Вот интересно, что сразу после октябрьской революции "Лисистрата" вдруг стала довольно популярной пьесой. Комиссаржевский ее поставил, Немирович-Данченко поставил, и даже Сергей Радлов поставил в 1924 (хоть и переколбашенную на новый лад, как и все, что он тогда делал, в переводе Адриана Пиотровского с добавлением новых сцен).

Но я тут поняла вдруг, что это не просто "Лисистрата" как произведение искусства, а центральная ее тема целибата во имя высших целей волновала умы в то время. Одна только пьеса Николая Смирнова "Декрет об отмене любви" (она же "Ликвидация любви", 1926-й год) его стоит! Там профессор изобрел машину для делания детей, ну и соответственно все эти нелепые телодвижения стали не нужны. Главная героиня пытается было любовь спасать, и даже прибегает к помощи зарубежья, но быстро убеждается, что те розовые слюни и разврат ей тоже не по душе. Так что в конце концов она переходит на сторону противников любви и плотских удовольствий; а молодежь и вовсе рада, что их освободили из ловушки пола. Теперь можно спокойно и о работе подумать. Кончается, если не ошибаюсь, тем, что на сцену выбегает беременная женщина. Все замирают. Но она вытаскивает из-под платья бубен и пускается в пляс! Все веселятся.

Но это ладно, это комедия, ее Кривое Зеркало ставило вообще-то. А вот я на днях натолкнулась на совершенно сумасшедшую пьесу того же Адриана Пиотровского "Падение Елены Лэй", поставленную в 1923-м Гос. Театром Новой Драмы, между прочим.
Collapse )