Category: общество

(no subject)

"The Violent Femmes
they bring all their equipment on the bus
and you can't fuck with the Violent Femmes
you cannot fuck with this band!" [тут можно насладиться оригинальной интонацией]

Таков лозунг преподавателя, не водящего машину, и постоянно едущего куда-то с кучей книжек, папок и различной электроники, а также снеди и питья.

Живу я в Торонто, преподаю английскую литературу, специализируюсь на позднем средневековье и ренессансе, а также занимаюсь интерпретациями Шекспира в раннесоветской культуре.

Collapse )

Калиф-аист и общий культурный контекст

Вчерашний пост неожиданно привлек внимание масс, причем почему-то вызвал у некоторых незнакомцев раздражение и даже негодование. Я и не предполагала, что на мою песню акына "мне в детстве подумалось, что это сказка из Тысяча и одной ночи, а она нет" будет реакция общественности.

Реакция общественности была следующей:

Collapse )

Мне кажется, у этих комментариев есть некая общая позиция: смутное чувство, что не просто стыдно чего-то (предположительно) общеизвестного не знать, но должно быть стыдно в этом признаваться. И если первый комментатор просто удовлетворился риторическим вопросом в смысле "зачем вообще это было узнавать, если и так все известно", то далее уже последовало обычное про "как этого можно было не знать" и профнепригодность.

Возможно, я слишком глубоко анализирую, но мне это кажется любопытной иллюстрацией к некоторым тезисам Алексея Юрчака в монографии "Это было навсегда, пока не кончилось" (я знакома только с более ранней английской версией). В частности, Юрчак пишет о важности общего культурного контекста для последнего советского поколения, о культуре цитатности и об использовании этого общего контекста для маркировки "своих" и "чужих". В случае с постом о "Калифе-аисте" мы видим, что люди, читая какой-то совершенно проходной пост в жж о том, что кто-то их культурный контекст не разделяет, испытывают достаточно сильные чувства для того, чтобы пристыдить автора поста. Тут особенно интересен последний комментарий, который начинается с извинения (то есть подразумевая, что он должен быть обиден), и далее сообщает обиняками, что если мне не было известно авторство этой сказки, то, должно быть, мне вообще мало что известно.

Пользуясь этим случаем, я признаюсь, кроме того, что мне также до вчерашнего дня не был знаком фильм "Калиф-аист" 1968-го года, и если бы не друг В., я бы так и не узнала, что там творчески переработана песня Битлз "Can't buy me love":

солнцестояние: американский индивидуализм против шведской семьи

"Солнцестояние" - отличный фильм для тех, кто хоррор любит, но смотреть его боится. В этом фильме очень и очень хороша первая треть, которая описывает отношения между главной героиней и её бойфрендом, а также их окружением. В Википедии написано, что вначале фильм был просто про шведских сектактов, а потом режиссера бросила девушка, и он решил, что теперь фильм будет про про плохие отношения одной пары на фоне шведских сектантов.

В результате к тому моменту, как доходит, собственно, до сектантов, зритель уже испытывает искреннее отвращение к главным героям: и к девушке Дани, которая цепляется за своего горе-бойфренда, не давая ему сбежать, как он все норовит сделать; и к мудаку-бойфренду Кристиану, который мало того, что год все никак не сбежит, так еще и врет неубедительно о своей любви в ответ на прямые вопросы, а сам при этом, между прочим, и диссертацию забросил. Немногим лучше и друзья бойфренда: Марк туп как пробка и говорит только о сексе, Джошу интересна в основном его собственная диссертация, а Пелле на этом фоне очень выгодно выделяется, но он и есть, собственно, член шведской секты. Поэтому за них совершенно не страшно, а даже хочется, чтобы с ними уже наконец что-нибудь нехорошее случилось по заслугам.

Collapse )

пролетарский гуманизм по Горькому (приюты для животных, гомосексуализм и дружба народов)

В рабочих странствиях набрела сегодня на статью Максима Горького под названием "Пролетарский гуманизм", напечатанную изначально в "Правде" за 23 мая 1934 года. Там все, в общем, довольно ожидаемо и даже карикатурно: проклятая буржуазия, монструозный мир капитала и фашизма, против которого "грозно встал исторически и научно обоснованный, подлинно общечеловеческий, пролетарский гуманизм Маркса — Ленина — Сталина", он же "подлинно человеколюбивое учение".

Но есть несколько любопытных моментов и в частности то, как Горький гневно характеризует буржуазный мир.
Например, он пишет следующее:

"Казалось бы, что человеческое достоинство английского пролетариата должно глубоко и активно возмутиться фактами цинических насмешек над их безработными братьями, — фактами, вроде следующего:
    "В английском городе Сэррей открылась первая в мире кондитерская для собак. Любой пёс     может получить в этой кондитерской пирожное, а бездомным и голодным собакам     предоставляются в ней пища и ночлег. Открыта эта кондитерская на средства мистера Джемса     Паттерсона, умершего несколько недель тому назад в Брокхорсте."
Бесстыдные, цинические выходки такого типа становятся всё более часты в Англии, государстве "аристократической расы". Весьма возможно, что под этими выходками скрыто ощущение Паттерсонами неизбежности их гибели и выходки эти знаменуют аристократическое стремление Паттерсонов, уходя из жизни, мстительно напакостить в ней возможно больше."

Collapse )

трепетание новой твари, или целибат в послереволюционном театре

Вот интересно, что сразу после октябрьской революции "Лисистрата" вдруг стала довольно популярной пьесой. Комиссаржевский ее поставил, Немирович-Данченко поставил, и даже Сергей Радлов поставил в 1924 (хоть и переколбашенную на новый лад, как и все, что он тогда делал, в переводе Адриана Пиотровского с добавлением новых сцен).

Но я тут поняла вдруг, что это не просто "Лисистрата" как произведение искусства, а центральная ее тема целибата во имя высших целей волновала умы в то время. Одна только пьеса Николая Смирнова "Декрет об отмене любви" (она же "Ликвидация любви", 1926-й год) его стоит! Там профессор изобрел машину для делания детей, ну и соответственно все эти нелепые телодвижения стали не нужны. Главная героиня пытается было любовь спасать, и даже прибегает к помощи зарубежья, но быстро убеждается, что те розовые слюни и разврат ей тоже не по душе. Так что в конце концов она переходит на сторону противников любви и плотских удовольствий; а молодежь и вовсе рада, что их освободили из ловушки пола. Теперь можно спокойно и о работе подумать. Кончается, если не ошибаюсь, тем, что на сцену выбегает беременная женщина. Все замирают. Но она вытаскивает из-под платья бубен и пускается в пляс! Все веселятся.

Но это ладно, это комедия, ее Кривое Зеркало ставило вообще-то. А вот я на днях натолкнулась на совершенно сумасшедшую пьесу того же Адриана Пиотровского "Падение Елены Лэй", поставленную в 1923-м Гос. Театром Новой Драмы, между прочим.
Collapse )

практическое применение Шекспира: "Отелло" как руководство к жизни

Наткнулась на совершенно эпический пост в фэйсбуке по мотивам недавнего убийства студентом МГУ им. Баумана своей соседки. Оказывается, причиной убийства является то, что дети в школе плохо читают Шекспира. И Островского тоже не очень. Потому что если бы они прочли да в деталях обсудили "Бесприданницу" да "Отелло", то никакой трагедии бы и не произошло.  Несколько лет назад у меня в журнале шло бурное обсуждение вопроса, должен ли приличный человек знать, о чем там в "Гамлете" (тут и тут: спойлер - я считаю, что не обязательно). И вот этот фэйсбучный пост с его "читали бы Шекспира, были бы приличными людьми", по-моему, еще один хороший пример того, как довольно поверхностное знакомство с литературой порождает монстров.

Начнем с того, что автор поста, видимо, представляет себе некую сферическую лошадь в вакууме: какое-то идеальное общество, когда-то и где-то существовавшее, которое в массе своей прилежно читало и обсуждало трагические пьесы и, как результат, не насиловало и не убивало. Естественно, что это чистая фикция: мало того, что до двадцатого века общая грамотность была низка, что исключала общее знакомство с трагедиями, так еще есть неудобная историческая правда, что образование и склонность к высоким размышлениям никогда не мешало аморальным поступкам. Любовь высокопоставленных нацистов к Шекспиру (включая "Отелло", между прочим) явно не отвлекала их от геноцида, экспериментов над людьми и так далее. Да и по биографиям драматургов английского Ренессанса - например, Кристофер Марло да Бен Джонсон - видно, что собственное знакомство с жанром трагедии не поставило их на путь пацифизма и высокой морали.

Collapse )

золотая клетка эмиграции

Уже несколько дней с некоторым недоумением наблюдаю на фэйсбуке дискуссию на тему эмиграции.

Предыстория такая: один мой знакомый переехал из Беларуси в Канаду (лет в, навскидку, двадцать пять), поучился тут, поработал. А потом, когда ему было уже за тридцать, получил рабочее предложение от американской компании, у которой есть представительство в Минске, и переехал обратно.

Но так как знакомый все-таки работает в маркетинге, он решил на основе своего эмиграционного опыта создать влог на ютюбе, и рассказать в нем народу о своем опыте. И второй же эпизод называется: "Зачем я переехал из Канады в Минск (этот вопрос мне задавали тысячу раз)".

Во-первых, меня сильно смущает постановка вопроса теми, кто задавал этот вопрос тысячу раз. Такое впечатление, что эмиграция в наши дни - это какой-то исход из Египта, чтобы за спиной десять казней египетских и смыкаются на телах врагов воды Красного Моря. Все-таки не в советские дни живем, из партии уже не исключают. Ежели есть канадский паспорт, почему бы и не пожить в другой стране, особенно, если платить продолжают долларами? Где только люди не живут! Вот Китай сейчас очень популярен среди канадцев, например. Я бы и сама с удовольствием поработала где-нибудь в Восточной Европе, почему бы и нет.

А во-вторых, отдельно порадовали комментарии к влогу на тему ужасов Канады (типа: как мы тебя понимаем, что не смог там жить!). Ну там отвратительный климат (да, на всю Канаду - один климат, если вы вдруг не знали, страна-то крошечная), например, и целая ветка посвящена отсутствию простой русской душевности.

Пишут, скажем: "В Канаде, как один человек на форуме высказался, "золотая клетка" - можно подняться на материальный уровень, но в плане человеческого общения - полный провал. Одиночество и пустота".

Collapse )

развод за трешку: советский ЗАГС, 30-е годы

Наткнулась у советского журналиста Михаила Кольцова на очень любопытную зарисовку, называется "В ЗАГСе" (1936), иллюстрирующую некоторые аспекты положения свободной советской женщины. Смысл там, в общем, в том, что раскрепощение и свобода выбора - это все очень хорошо, но репродуктивные права - вещь тоже очень нужная. Это к вопросу о том, что советским женщинам никакой феминизм не нужен был, им и так было хорошо и вольготно.

Кольцов пишет: "Но все-таки разводами балуются сверх всякой меры. Именно балуются, как можно баловаться телефонным аппаратом или почтовой открыткой. Конечно, ни для кого теперь браки не кажутся и не могут казаться заключенными в небесах. Это положение никогда не вернется. Больше никто никогда не заставит свободного советского человека состоять в браке не по доброй воле.
Но в нынешней своей правовой форме развод — это часто повод для озорства или, что хуже, для всяческих махинаций, ничего общего с семейными отношениями не имеющих.
Три рубля стоит сейчас развод. И больше никаких ни формальностей, ни бумаг, ни вызова, ни даже предварительного уведомления человека, с которым разводишься. Иногда даже на журнал подписаться труднее... За три рубля — почему не баловаться!"

Collapse )

Библиотека Конгресса и другие звери

А я в Вашингтоне на месяц, живу практически в Библиотеке Конгресса, с утра до поздней ночи; с упорством, достойным, возможно, лучшего применения. Но я столько всего нашла замечательного, раннесоветского, что ни о чем не жалею. Небось, пожалею, когда у меня выпадут глазки, да будет уже поздно.

Вот есть люди, которые успевают и рисерч, и галереи и, не знаю, потанцевать, а у меня после десяти часов в библиотеке с журналами, набранными мелким шрифтом, уже сил хватает только доехать домой, в мой airbnb. Правда, там тоже социальная жизнь бьет ключом. Совершенно у меня волшебная хозяйка, хорошо за шестьдесят, выглядит моложе пятидесяти, полна различных планов (причем с большим списком планов уже воплощенных), в прошлом мидвайф (акушерка, что ли?). Пригласила меня попреподавать в Сенегал.
Дом большой, людей интересных много помещается. И специалист по обучению квантовых компьютеров из Нью-Йорка, и немка-историк, которая в архивах тоже работает - она, правда, еще до меня выехала, но приходила в гости.

Зато в библиотеке постоянно набредаешь на что-то мимоходом, пока листаешь эти рассыпающиеся журналы.Collapse )

большевики, интеллигенция и анекдот из жизни

Пишет Луначарский:
"Идея современного дон-кихотизма особенно ярко возникла в моем уме, когда я присутствовал при беседе между Владимиром Ильичем Лениным и М. Горьким. Горький жаловался на обыски и аресты у некоторых людей из интеллигенции Петрограда.
- У тех самых, - говорил писатель, - которые когда-то всем вам - вашим товарищам, и даже вам лично, Владимир Ильич, оказывали услуги, прятали нас в своих квартирах и т.д.
Владимир Ильич, усмехнувшись, ответил:
- Да, славные, добрые люди, но именно потому-то и надо делать у них обыски. Именно потому приходится иной раз, скрепя сердце, арестовывать их. Ведь они славные и добрые, ведь их сочувствие всегда с угнетенными, ведь они всегда против преследований. А что сейчас они видят перед собой? Преследователи - это наша ЧК, угнетенные - это кадеты и эс-эры, которые от нее бегают. Очевидно, долг, как они его понимают, предписывает им стать их союзниками против нас. А нам надо активных контр-революционеров ловить и обезвреживать. Остальное ясно.
И Владимир Ильич рассмеялся совершенно беззлобным смехом" (в статье "Новая пьеса Ромэн Роллана).

В общем, не очень удивительно, что в 1921-м году Горький поспешно отбыл заграницу и публично выступал против арестов эсэров уже оттуда.
А слишком добрых людей до сих пор находят в Карелии, в массовых захоронениях.
Collapse )