Category: семья

(no subject)

"The Violent Femmes
they bring all their equipment on the bus
and you can't fuck with the Violent Femmes
you cannot fuck with this band!" [тут можно насладиться оригинальной интонацией]

Таков лозунг преподавателя, не водящего машину, и постоянно едущего куда-то с кучей книжек, папок и различной электроники, а также снеди и питья.

Живу я в Торонто, преподаю английскую литературу, специализируюсь на позднем средневековье и ренессансе, а также занимаюсь интерпретациями Шекспира в раннесоветской культуре.

Collapse )

возраст и брак в иронии судьбы (или с легким паром)

Второй раз в жизни посмотрела "Иронию судьбы или с легким паром". У нас в семье эти новогодние просмотры как-то были не приняты, я ее видела раз у бабушки с дедушкой, лет в 13, что ли. А тут мы с Суровым Мужчиной ехали из Квебек-сити в Торонто и попали в снежную бурю. Снег валит, все белым-бело, тут стемнело, в Кингстоне обещают гололед, в Торонто снег с дождем. Короче, остановились в придорожном мотеле на ночь - очень романтично, я в первый раз в таком, в центре комнатки огромная кровать и вокруг стратегически зеркала.

Ну и сели кино смотреть, раз уж почти новый год.
Меня много чего там поразило, но больше всего два культурных момента.

1) Герои считают себя уже практически негодными для брака. Я почти одного возраста с Надей, а она на вопрос о том, сколько ей лет, отвечает "много", на что проницательная Галя говорит ей по телефону "последний шанс, да?". Сам Женя, претендуя на горькую правду, угадывает, что возраст ее преклонный, а семьи нет, "ну как-то не сложилось", и вот приходится хвататься за Ипполита как за последнюю соломинку. Наде 34 года!
Самому Жене - 36 (ровно столько, сколько Суровому Мужчине), и он при этом - закоренелый холостяк, с трудом выносящий саму мысль о браке, т.к. жена будет "ходить туда-сюда", постоянно перед глазами. Мама его волнуется, что если он не женится сейчас, то не женится уже никогда.
Такое впечатление, что Надя и Женя друг для друга - какой-то последний шанс даже не просто брака, а брака по любви, а не по расчету, чтобы не доживать одним.

2) Оказывается, что Надя в таком преклонном возрасте одинока неспроста: у нее десять (!!) лет длился роман с женатым мужчиной. Они виделись два раза в неделю, а выходные, естественно, он проводил с семьей. Причем сама Надя это называет так, что она была замужем "наполовину".
Вот это что такое? Мы с Суровым Мужчиной были в недоумении. Зачем молодой девушке (а ведь на время начала романа ей было максимум 23) заводить долгие отношения с женатым мужчиной? И называть это почти-браком? Что она могла надеяться из этого получить?
Мнения разделились.
Суровый Мужчина предположил, что Надя надеялась на уход любовника от жены.
А мне скорее кажется, что это было более принято в СССР, такие отношения, и даже считались романтичными. Не то что современные циничные женщины, которым подавай гарантии всякие и инвестиции времени и ресурсов. А так - любовь, драма, он женат, нельзя разбивать семью, и только редкие встречи питали их страсть. Все всё понимают. Это, возможно, подтверждается и тем, что Жене, судя по всему, эта модель не кажется странной.
Я права?

Святая Семья и другие ее члены

По традиции, начатой в прошлом году, на рождественские праздники - неочевидные изображения святой семьи.

Вот, например, Лукас Кранах старший, ранний шестнадцатый век, на первый взгляд включает в свой лубок слишком уж много людей.



Этот лубок основан на средневековой традиции жизнеописания Девы Марии. Эта традиция, во-первых, подробно описывает её родителей (Св. Анна и Св. Иоаким, в Библии не упоминаются), а во-вторых, развивает это описание еще дальше. Так, рассказывается, что после рождения своей чудесной дочери, Св. Анна вышла потом замуж еще два раза, и в каждом из этих браков у нее рождалось по дочери, и обеих этих дочерей она тоже назвала Марией. Как и подобает святой, Анна отличалась завидным постоянством.

Надо отметить, что частично эта традиция основывается на библейском тексте, Иоанн 19:25, где в описании распятия, говорится: "При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова и Мария Магдалина." (Более подробное обсуждение можно найти, например, в замечательной книге Марины Варнер: Marina Warner, Alone of All Her Sex: The Myth and the Cult of the Virgin Mary, 1976.)

На лубке Лукаса Кранаха старшего, таким образом, изображены:

Collapse )

Ирина Умницер, в девичестве Петровна

Читаю Eugen Ruge, In Zeiten des abnehmenden Lichts (In Times of Fading Light), в переводе на английский. Книга хорошая (хоть и не "сага" никакая, несмотря на то, что все рецензии используют это слово): скорее, история двух браков и мальчика, юноши, мужчины, ими выращенного. Его отец - немец, принявший социалистические идеалы к сердцу, поехавший работать в Россию и там сосланный как политический, еще до второй мировой, позже женившийся на русской и потом вернувшийся в ГДР. То есть все очень близко моему сердцу.

Перевод тоже отличный, хотя переводчица почему-то не принимает во внимание то, что латинские буквы по-разному читаются на немецком и на английском, и потому транскрипцию русских слов хорошо бы поправить, чтобы слово "цыган" не было написано "zygan," пугающе для моего англоязычного глаза.

Но зато в списке персонажей написано следующее:

Werner and Kurt Umnitzer
Irina Umnitzer, nee Petrovna (Ирина Умницер, в девичестве Петровна)
Nadyeshda Ivanovna
Alexander Umnitzer

Сначала я, вздохнув, подумала, что это очередная "бабушка по имени Петрович", но оказалось, что автор вполне понимает концепт отчества. Например, Надежда Ивановна, пожилая мама Ирины, вывезенная ею в Германию, очень радуется, когда зять ее называет по имени-отчеству. И предполагаемого отца Ирины зовут как раз-таки Петр.

Единственная версия: автор считает, что в России, как в Исландии, отчества используются вместо фамилий. Или что у русских женщин нет фамилий в принципе.
И это тем более странно, что сюжет частично списан с его собственной семьи - т.е. автор родился на Урале. Может, и по-русски немного говорит, я бы не удивилась.
Или можно было даже спросить у кого-нибудь.

девочка, с которой никогда ничего не случится

У меня вопрос бытовой антропологии.

Преамбула: есть такая дама, пишущая под ником tefffi: когда-то, еще до появления у меня жж, я ее внимательно читала в приступе антропологического интереса. Мне в основном было интересно, как в ее журнале постояные уверения в безупречности и красоте собственной жизни (любой мужчина, встреченный на пути, забрасывал ее снопами роз и моментально сразу звал замуж; по роковому мужу-профессору сходят с ума все студентки; ну и т.д.) сочетались с какими-то чуть ли не отчаянными заверениями, что все хорошее в жизни ей полагается честно, и никто у нее этого не отнимет! Потому что у нее гены хорошие, интеллигентные, и семья в городе уже четвертое поколение живет, и еще она - правильная женщина, правильная, правильная!

Collapse )

уж замуж невтерпеж: разговоры за чаем

Современная женщина в поиске партнера получает (от знакомых, из книг и фильмов, СМИ, из блогов, в конце концов) две противоположных установки.
Первая звучит так: "Некоторые девушки очень сильно хотят выйти замуж и выскакивают за первого попавшегося только потому, что он неплохой человек, который нормально зарабатывает, и потом живут, мучая своей скукой и неудовольствием и себя, и его. Зато те, кто отказались хватать первого же человека, подходящего им только по общим очертаниям, потом встретили того, другого, который не только был неплохим человеком с нормальным заработком, но еще и был им романтически интересен."
А вторая зато звучит так: "Некоторые девушки все перебирают, перебирают, хотят найти получше, а потом, годам к сорока, когда нормальных мужчин уже не осталось, ностальгически оглядываются и думают, какие замечательные у них были мужчины, и как зря они за них не пошли замуж."

Есть такая книга, написанная Lori Gottlieb, "Marry Him: The Case for Settling for Mr. Good Enough," в которой автор винит феминизм в своей неудавшейся личной жизни. Феминизм, пишет Готтлиб, врет умным и образованным женщинам, будто у них есть много выбора и много времени, и вот они уже не хотят выходить замуж рано, учатся, работают, все ищут, что получше. Автору за сорок, она уже родила ребенка через искусственное осеменение, все подруги уж замужем, а она все одна. Что делать? Как решение, Готтлиб предлагает женщинам перестать перебирать вообще: мужчин, пишет она, нужно оценивать как будущих мужей, а не как людей. Ну да, может быть, он скучный. Или не очень привлекательный. Или вешает на сайте знакомств фотографию себя в галстуке бабочкой, в розовую бубочку. Ну и что? В муже главное не веселье, а спокойствие, привлекательность все равно с возрастом исчезает, а розовые галстуки он, может, носит, потому что так делал покойный дедушка ("When Sheldon2 was a little boy, his grandfather always wore bow ties, and his grandpa was his best buddy").
Главный тезис книги: любой муж (если он более менее спокойный, нормальный, и работающий) лучше, чем жизнь без мужа. Выйдя замуж, не надо тратить огромные деньги на маникюры-педикюры, косметику и сексуальное белье (её dating budget - $2,000 за полгода), а можно наконец-то расслабиться и проводить вечера вместе на кушетке. Альтернатива? Она пишет о "women in their forties and fifties who were wracked with regret at having broken up with a wonderfully nice guy for silly reasons, and who now live [...] a manless existence that consists of an all-female social life" (женщинах, которым за сорок и за пятьдесят, и которые мучаются сожалением о том, что порвали с замечательно милыми мужчиными из-за дурацких причин, и которые теперь живут безмужчинной социальной жизнью, контактируя только с другими женщинами).

Все это, конечно, полный экстрим - как прицельное перебирание (с которым я лично не сталкивалась, но которого полно, например, на сайте delonevtebe.ru; там есть дивные, дивные истории про то, как "он пришел на первое свидание без цветов и, конечно, я повернулась и ушла домой"), так и нагнетаемая Готтлиб атмосфера мучительной спешки (а то разберут и мне не останется!). Как показывает одна из статей по книге, статистика у Готтлиб подкачала: на самом деле среди образованных женщин больше замужних, чем среди тех, кто не закончил, например, школу. Кроме того, поздние браки более стабильны. То есть, вопреки ее возмущение, феминизм (если считать, что образованная и работающая женщина, которая откладывает брак, скорее всего принимает идеи этого движения) наоборот способствует стабилизации института брака.

Но вопросы, конечно, остаются. Какие качества важны в будущем муже? В каком возрасте начинать беспокоиться? Как долго ждать? Какие неприятные черты в мужчине игнорировать?
И, самое главное - кто, черт побери, все эти женщины, которые мучаются сожалением о брошенных бойфрендах? Я много общаюсь со знакомыми на личные темы, и ни разу не слышала, чтобы женщина сказала - зря я его бросила, он бы был хорошим мужем. Это какой-то миф? Или я не с теми говорю?

Для подслащения жизни: песня "Ищу мужа" от беларуской группы IOWA (по слухам - Idiots Out Walking About).